Л. Лозинская. «Что читать» (о книге И. Ефремова «Белый рог»)

«Техника-молодежи. — 1946. — № 4. — С. 15.

Новая книга И. Ефремова «Белый рог» (изд-во «Молодая гвардия», 1945) состоит из рассказов, быть может, уже известных читателям по журналам.

Но независимо от того, читали вы или нет тот или иной рассказ, вы читаете книгу Ефремова с огромным, захватывающим интересом.

Почему это так?

Да потому, должно быть, что не в увлекательном сюжете, не в неожиданных остроумных поворотах интриги обаяние этих рассказов. Оно прежде всего в образах героев-геологов, палеонтологов, летчиков, моряков, оно в том, что автору удалось передать пафос исследований и открытий, пафос работы советских ученых.

Замечание это было применимо и к первой книге Ефремова «Пять румбов»; к «Белому рогу» оно относится в еще большей степени.

От романтики приключений Ефремов идет к романтике творческого труда.

Если «Пять румбов» — рассказы о необыкновенном, как называет их сам автор, то «Белый рог» состоит из рассказов, многие из которых не содержат ничего фантастического, невероятного.

Это особенно относится ко второй части книги, посвященной в основном подвигам моряков, образам людей этой суровой и благородной профессии.

Поврежденный фашистской бомбой, гибнет около берегов Норвегии советский транспорт «Котлас». Норвегия захвачена немцами, и если морякам и удастся продержаться некоторое время на спасательном плоту, их ожидает самое страшное — плен. Но судьба благоприятствует отважным: норвежские патриоты скрывают русских и помогают им бежать. И вот старая бригантина, единственное, чем смогли снабдить норвежцы неожиданных гостей, вступает в отважный бой со стихией. Уже сорваны бурей главные паруса. Один только марсель — парус, располагающийся на мачте выше главных, — несет бригантину на фордевинд. «Никто не испытывал страха: слишком яростна была борьба за жизнь», заканчивает автор главу, рисующую страшную картину шторма. А на превосходном английском крейсере ведется традиционный спор о том, какие моряки — лучшие в мире, Встреча с парусником, идущим в эту страшную бурю под одним марселем, решает этот спор в пользу героического русского народа. Таков рассказ «Последний марсель», чрезвычайно характерный для всей книги Ефремова, целиком посвященной описанию мужественной, творящей чудеса воли к жизни.

Да и там, где рассказы построены на допущениях фантастических, с точки зрения современной науки, главная сила содержится в образе исследователя, а не в фантастическом предмете его изысканий. Неизвестно, насколько увлечет читателя мысль о том, что где-то в горных породах скрыты световые отпечатки древнейших эпох, своеобразные снимки того, что существовало на земле сотни миллионов лет тому назад, но, бесспорно, все его уважение завоюет молодой палеонтолог Никитин, который, несмотря на огромные, казалось бы, непреодолимые трудности работы, несмотря на недоверие ученых коллег и многократные неудачи, доказывает правильность своего открытия («Тень минувшего»).

Два момента определяют особую убедительность рассказов Ефремова.

Герои этой книги не одинокие пионеры, непонятые окружающими «открыватели новых земель». Ефремов раскрывает глубокую внутреннюю связь, существующую между нашей наукой и всем советским народом, связь, вдохновляющую исследователя на его труд, и помогающую ему в этом труде. «Кончилось одиночество на долгом и трудном пути! — восклицает Никитин после одержанной им победы. — Но одиночество — оно было только в познании. Ему помогли многие десятки людей. Помогли совсем чужие, казалось бы, люди, далекие от науки. Вот они: горняки, рабочие каменоломен, колхозники, охотники, Все они доверчиво и бескорыстно, не спрашивая о конечной цели, уважая в нем известного ученого, помогли ему найти и схватить тень минувшего». «Я считаю, что ваша благодарность должна быть направлена не мне лично, а моей стране, моему народу, — пишет известный читателям журнала «Техника — молодежи» капитан-лейтенант Ганешин, изобретатель телевизора, спасший жизнь двум американским исследователям, опустившимся в батисфере в глубь океана. — Ибо что такое я и вообще любой человек без родины, без поддержки большого числа людей? Самый умный и выдающийся останется лишь мечтателем и фантазером. А поддержка, помощь правительства, огромного коллектива флота, разных людей — от ученого до слесаря, — всего, что является для меня моей родиной, привели к тем достижениям, которые показались вам почти сверхъестественным могуществом...» («Атолл Факаофо»).

И второе: Ефремов прекрасно владеет своим материалом. Крупный ученый и талантливый писатель, он умеет сделать убедительной, осязаемой, зримой любую описываемую деталь.

У Ефремова свое видение мира, природы. Он смотрит на нее глазами науки, глазами исследователя, «Достаточно было одного взгляда, чтобы распознать в белой породе грейзен измененный высокотемпературными процессами гранит, переполненный оловянным камнем — касситеритом. В чистой белой массе беспорядочно мешались серебряные листочки мусковита, жирно блестящие топазы, похожие на черных пауков «солнца» турмалины и — главная цель его предприятия — большие массивные кристаллы касситерита...» Такой видит неприступную дотоле вершину Ак-Мюнгуза геолог Усольцев, герой рассказа «Белый рог». Но разве не глубоко эмоционален этот геологический пейзаж! «...Природа безмерно богаче всех наших представлений о ней, но ее познание никогда не дается даром. В тесном общении, в постоянной борьбе с природой человек подходит вплотную к ее скрытым тайнам. Но и тогда нужно, чтобы душа была ясной и чистой, подобно тонко настроенному музыкальному инструменту, и тогда она отзовется на звучание природы». Этими словами палеонтолога Никитина формулирует писатель собственные взгляды.

Хорошие книги впечатляют не только во время чтения, но и после него. Они становятся друзьями. Книги Ефремова — это друзья, которые могут не только рассказать много интересного и нового, но и дать примеры для подражания, увлечь читателя делом творческого исследования природы, романтику которого так ярко раскрывает автор.

На правах рекламы:

• Смотрите http://www.yarkiy-prazdnik.ru шары для праздника купить.