В. Буря. «Дальний Восток в жизни Ивана Ефремова»

Экспедиция в 1931 год. Штрихи к биографии Ивана Антоновича Ефремова

Иван Антонович Ефремов (1908—1972) более известен как автор книг, наполненных яркими картинами будущего человечества, запоминающимися героями, которые сумели покорить пространство и время. Перед взором возникают обложки зачитанных книг: «Туманность Андромеды», «Лезвие бритвы», «Час Быка», «Таис Афинская». Ефремов, ученый-палеонтолог, основатель нового направления в науке о летописи Земли — тафономии, известен менее почитателям его таланта, и почти неизвестен Ефремов-геолог, исследователь Приамурья, первопроходец БАМа начала 1930-х годов.

В мае 1931 года в Москве работала чрезвычайная сессия Академии наук. Ее работу открыл доклад академика Н.И. Бухарина «Наука СССР на перевале всемирной истории», от Совета по изучению производительных сил (СОПС)1 выступил его председатель академик И.М. Губкин. Свой доклад он закончил призывом немедленно ликвидировать прорыв на фронте изучения наших естественных ресурсов. Первые полосы газет наполнились лозунгами: «Зажжем в тайге маяки индустрии!», «Не оставим «белых пятен» на карте Родины», «Дальний Восток станет валютным цехом страны!».

«Центр о ДВК» — так в начале 30-х годов называлась колонка телеграфных вестей из Москвы в хабаровской газете «Тихоокеанская звезда». Приведем три сообщения, имеющих прямое отношение к теме очерка:

«Академия Наук организует экспедиции для исследования еще совершенно неизученного центрального района горного района в верховьях рек Уды, Селемджи и Буреи. Особое значение будет уделено общему геологическому исследованию этих районов, так как здесь имеются ценнейшие месторождения. Экспедиция обследует также транспортный вопрос в связи с проектом новой железнодорожной линии Бочкарево — Николаевск-на-Амуре». («Тихоокеанская звезда», № 34, 13 февраля 1931 г.).

«Угроза срыва экспедиций Академии Наук. Москва, 2 [апреля]. Экспедиции, организуемые Академией Наук для изучения края, могут не состояться. Пока Академией не получено даже аванса, необходимого для вербовки научных работников. Если стотысячный аванс Академией не будет получен в ближайшие дни, ни одна из трех намеченных экспедиций сформирована не будет». («Тихоокеанская звезда», № 75, 5 апреля 1931 г.).

«По сообщениям из Москвы. 28 мая выехала на Дальний Восток гидрологическая исследовательская экспедиция. Ожидается в Хабаровске 10 июня. Несколькими днями ранее выехала соляная экспедиция по исследованию озера Тальми». («Тихоокеанская звезда», № 118, 30 мая 1931 г.).

Неоднозначную реакцию местных ученых и геологов на прибытие экспедиций Академии Наук, выразил Г.В. Чар в большой статье «Приступаем к изучению богатств края» («Тихоокеанская звезда», № 141, 28 июня 1931 г.). В начале статьи автор привел общие цифры: «...В текущее лето в крае работает свыше 160 изыскательских партий. <...> Из пяти тысяч человек, занятых в разного рода экспедициях текущего года по научно-изыскательской работе, добрая половина падает на геологические отряды». Далее автор статьи сетует на неразбериху, возникшую в выборе геологических маршрутов: «Из Центра прибыла экспедиция по исследованию верховий Имана. Такая же экспедиция стояла в плане наших местных научных организаций и люди специально готовились для работы именно в этом районе. В последнюю минуту (начало июня) одной партии пришлось переключиться с исследований верховий Имана на исследование Горюно-Самагирского района, в районе озера Эворон и выше на север в сторону Амгуни, где они могут встретиться с работниками Селемджино-Буреинской партии экспедиции Академии Наук».

Выделим из этих сообщений информацию об одной из трех экспедиций, той, что была направлена в верховья реки Иман. В справке СОПС Союза ССР, выданной Ефремову Ивану Антоновичу2, указано, что он является начальником отряда Иманской экспедиция и командируется на Дальний Восток на период с 28 мая но 31 октября 1931 года. В Хабаровске Ефремов узнает о том, что в этот район уже сформирована экспедиция. Это обстоятельство вынуждает Ивана Антоновича задержаться в городе для выбора и подготовки нового маршрута. Участников экспедиции СОПСа разместили в общежитии научных работников, в так называемой «бывшей пятой гостинице Хабаровска». Об отвратительных бытовых условиях проживания в этом общежитии писала в тот год краевая газета. Организуя новую экспедицию, И.А. Ефремов и Е.В. Павловский3 передвигались по городу на маленьких лошадях, привезенных из Бурятии. Спустя тридцать лет, Иван Антонович Ефремов вложит в уста героя романа «Лезвие бритвы» горькие, но правдивые слова: «Одному богу, да разве еще черту, известно, сколько томительных часов и дней я провалялся на почтовых и железнодорожных станциях, пристанях, аэродромах! Сколько убеждений, угроз, мольбы, чтобы своевременно отправить свою экспедицию, отослать груз, вывезти людей».

Двадцатитрехлетнего Ефремова, казалось бы, рано величать по имени отчеству, но если знать, сколько уже произошло в его жизни, сомнения испарятся. В годы Гражданской войны Иван становится воспитанником автомобильной роты, попадает под бомбовый обстрел, получает контузию, от которой заикание на всю жизнь. В 1921 году роту расформировывают. Иван едет в Херсон, где жили, после развода родителей, сестра и брат. Там он узнает, что отец увез их в Петроград. Едет и он туда. Живет отдельно от родных, самостоятельно зарабатывая себе на жизнь. Работал грузчиком, подручным шофёра, затем и шофёром в ночные смены. Одновременно учится в трудовой школе, благо ночные смены позволяют. Ему всего 15 лет. Много читает, мечтает о дальних странствиях, о море. В 1923 году на выставке в галерее Геологического музея заинтересовался палеонтологическими находками, позже знакомится с директором этой галереи П.П. Сушкиным, который советует после школы поступать в университет. Молодой человек колеблется: «Как быть с мечтой о море!» Иван решает поступить на курсы штурманов каботажного плавания при Петроградских мореходных классах. Среди преподавателей Дмитрий Афанасьевич Лухманов. Да, да! Тот самый, что был капитаном парохода войсковой казачьей флотилии «Атаман», возившего приамурского генерал-губернатора С.М. Духовского по Амуру и Уссури осматривать места обустройства переселенцев. Но мы уходим в сторону... И так, Ефремов успешно сдает экзамены, он почти морской штурман-судоводитель, да вот незадача — практика нужна, тогда и свидетельство получит. В Петрограде работы по специальности не найти. Послушался совета бывалых моряков и в 1924 году едет на другой конец страны — в «нашенский» город Владивосток. Старшим матросом ходит вдоль берегов наполовину японского Сахалина и по Охотскому морю до Аяна. Доставляет рыбакам соль, вывозит добытую рыбу. Поздней осенью возвращается к берегам Невы. Серьезный разговор с Дмитрием Афанасьевичем Лухмановым. Мудрый капитан советует юноше: «Соленой воды уже хлебнул, теперь попробуй гранит науки». Как позднее вспоминал Иван Антонович, совет Лухманова и решил его судьбу. По рекомендации П.П. Сушкина Ефремов поступает на биологическое отделение физико-математического факультета Ленинградского университета. В 1925 году первая экспедиция по сбору орнитофауны в Айзербаджане, недолгое плавание командиром лоцманского катера по Каспийскому морю, возвращение в Ленинград на освободившуюся должность препаратора Геологического музея. 1926 год — палеонтологическая экспедиция к озеру Баскунчак на гору Богдо и публикация первой научной статьи в «Трудах Геологического музея»4. В 1927 началась экспедиция, завершившаяся находкой черепов раннетриасовых лабиринтодонтов. Превосходная сохранность уникальных находок потребовала продолжение работы экспедиции в 1928 году. Уже в качестве научного сотрудника второго разряда Геологического музея Ефремов в 1929—1930 годах участвует в нескольких экспедициях: в Татарии, в северных предгорьях Тянь-Шаня, в Средней Азии, Оренбуржской области. В Приуралье он возглавляет геолого-съемочную партию, работает прорабом геолого-поисковой партии. В это же время не прекращает научную работу — пишет статьи о древних наземных позвоночных... Наступает 1931 год, в апреле Ивану Антоновичу исполнилось 23 года. Академия Наук получает долгожданный стотысячный аванс и приступает к «вербовке научных работников» для экспедиций... И.А. Ефремов второй раз в жизни едет на Дальний Восток.

Из письма И. Ефремова писателю Григорию Ходжеру, 1969 г.5: «...Когда-то давно я исследовал совершенно тогда неизвестное Амур-Амгуньское междуречье и в 1931 году сделал первую геологическую съемку (и точную топографическую) озера Эворон, реки Лимури, реки Боктора и реки Эвур».

На сегодняшний день, по имеющимся у автора материалам, об этом отрезке жизни Ивана Антоновича Ефремова можно составить хроногеографическую карту или, если хотите, геохронологическую ленту. Вот что получается:

В Хабаровск Ефремов прибыл не ранее 10 июня 1931 года (см. выше публикацию в ТОЗе от 30 мая 1931 г.). Выбыл в экспедицию вниз по Амуру, судя по штампу на удостоверении, не ранее 22 июня 1931 года. Остановка в с. Пермском. Экспедиция делится на два отряда — одним руководит Е.В. Павловский, другим — И.А. Ефремов. Пребывание в Пермском в удостоверении не отмечена. Первая отметка — дата рядом с печатью Горюнского сельского Совета не прочитывается. 30 июля Ефремов выбыл из Средне-Тамбовского, 28 августа — прибыл в стойбище Карги, 15 октября на удостоверении сделана отметка Нижнетамбовского РИКа.

Теперь откроем «Геологический очерк...»6 на странице 37, раздел «Маршрут И.А. Ефремова». Выписываем только географические названия населенных пунктов: устье р. Горин в 5 км. от с. Средне-Тамбовского, далее вверх по Горину — стойбище Бичи, стойбище Боктор; долина р. Куин (ныне Девятка), стойбище Ямихта, стойбище Сарголь, исток р. Куин, вокруг озера Эворон. Далее — вниз по р. Горин до Средне-Тамбовского, затем — стойбище Гяча, с. Нижне-Тамбовское, стойбище Холеса, стойбище Новая Ада, с. Литвинцево, дер. Ново-Ильиновка, селение Жеребцовское, дер. Зеленый Бор, дер. Максим Горький, дер. Киселево. Устье озера Кизи селение Мариинское. Возвращение в дер. Киселево, затем вверх по р. Лимури по вьючной тропе до прииска Спорный. Переход на водораздел Хорпи-Боктор, вниз по Боктору...

Восстанавливаем по придуманной нами геохроноленте маршрут отряда на географической карте, и поглядываем «календарь» из отметок на обратной стороне командировочного удостоверения, сверяем с подробными записями в «Геологическом отчете...». Запись под номером 258 последняя в отчете Ефремова. Сделана она, судя из содержания, в двух десятках километров от впадения р. Боктор в р. Горин... Наш карандаш замер. Куда дальше? В этих местах и сегодня нет населенных пунктов. Что-то не так!

Евгений Владимирович Павловский, руководитель Горин-Амгуньским отрядом Нижне-Амурской экспедиции 1931 года7:

«...Один отряд, под руководством И.А. Ефремова, захватывал работой низовье р. Горин от устья до оз. Эворон, далее — часть левобережья Амура от устья р. Горин до дер. Киселевой. От этой деревни маршрут, уже на не лодках, а вьючным путем на лошадях, шел к приисковой группе на р. Лимури, вверх по Лимури, захватывал междуречье Лимури—Горин и вновь выходил на Горин... Резко ухудшилась погода и пропали корма. Одна за другой падали и гибли лошади. Толстый слой (до 0,5 м) снега прикрыл безразличным покровом и болота, и гари, и каменные россыпи. Ночью температура доходила до минус двенадцати градусов... На прииск вышли те немногие лошади, которые ели болтушку из муки, лепешки, сухари. К сожалению, многие кони (монгольской породы), даже в отчаянно голодном состоянии не дотрагивались до этой пищи... В это же самое время интенсивного снегопада пробивался через мари Бокторской низменности отряд И.А. Ефремова, доканчивавший свой маршрут и шедший с верховьев р. Лимури к низовью Горина».

Некоторые подробности случившегося в тайге И.А. Ефремов расскажет в 1958 году8:

«...Мы стоим в тяжелом раздумье вдвоем с гольдом-охотником на гребне сопки... Только что выяснилось окончательно — река вся здесь перегорожена десятками лесных заломов. Погибла наша надежда пробиться через них на самодельной лодке и проплыть триста километров до устья... Продукты кончились, караван вьючных лошадей... ушел неделю назад обратно на прииск. И оба мы — гольд и я решаем. Ставим палатку, обносим ее обрывками материи на веревке, чтобы защитить от росомах и медведей, складываем туда имущество (оставшееся снаряжение, большие образцы и фотоснимки на тяжелых стеклянных пластинках)... И мы идем без троп через множество перевалов, сквозь дождь и снег, без крошки пищи... Семь дней без еды, а амурская тайга не легка для пешего похода напрямик».

Снежный октябрь 1931 года Иван Антонович Ефремов не забудет до последних дней своей жизни.

Из писем И.А. Ефремова Г.Г. Ходжеру (1969): «...Работал с проводниками из рода Самар из пос. Кондон, испытали мы вместе множество приключений». «...Лучший мой проводник был Вашим тезкой из рода Самаров — Григорий. Ему я многим обязан, даже собственной шкурой, так как нас преследовали беды с Лимурийского маршрута, из которого мы выходили с ним вдвоем, пешком по Боктору в октябре, без крошки еды, семь суток».

Для полноты картины случившегося советуем перечитать рассказ И.А. Ефремова «Алмазная труба» (1945). Не обращайте внимания на то, что место действия в рассказе Якутия. В данном случае, вас должно интересовать не «где» происходили события, а «что» приключилось с геологами? Тем более сам автор рассказа подтверждает, что его «голодный поход, проделанный... в другом районе сибирской тайги, был не менее труден, нежели поход, совершенный его героями. Вдвоем с гольдом он сначала пробивался по бурной реке, а затем шел семь суток сквозь лесные чащобы, делая по пятнадцать перевалов в день без крошки пищи»9.

В опубликованном в 1933 году «Геологическом отчете...» помещены фотографии, выполненные И.А. Ефремовым. Как правило, они иллюстрируют научное содержание отчета. Но один снимок необычен для такого рода изданий — «Гольды рода Самар в поселке Кондон. Фото И.А. Ефремова». Кто эти люди? Почему их фотография помещена в специфическом научном труде? На этот вопрос нам помог ответить Ермиш Владимирович Самар10.

Только глянув на фотографию Е.В. Самар и не пытался скрыть своего удивления:

— Где вы взяли её? Эту фотографию я вижу впервые, а ведь на ней мои родители, а этот пацаненок в пальтишке — это я сам! С волнением Ермиш Владимирович перечислил имена всех изображенных на фотографии: Самар Урэктэ Игнатиевна, Самар Олони (по-русски Владимир) Иннокентьевич, это я — Самар Ермиш Владимирович, рядом моя мама — Самар Наталья Алексеевна. Как выяснилось в ходе разговора, отец Ермиша Владимировича и проводник Ефремова Григорий Иннокентьевич Духовской (Самар) — братья.

— Из детских воспоминаний в памяти осталось немного — рассказывал Е.В. Самар. — Помню очень худого и невероятно огромного, и как мне тогда казалось, очень страшного лоча — русского. Он лежал у нас на канах (тёплые лежанки, подогреваемые специально устроенным дымоходом), занимая все пространство от стены до стены. За ним ухаживали две нанайские женщины Урэктэ и Наталья. Это они выходили и поставили на ноги сильно истощенного вынужденным голоданием русского геолога. Когда «большой русский» выздоровел, он начал самостоятельно выходить из дома. Однажды он подозвал меня. Я с опаской подошел, он протянул мне несколько чистых листков бумаги из блокнота и несколько карандашей. Среди них был один, который мне очень запомнился — переворачивая его в руке, можно было рисовать двумя цветами — синим и красным».

О судьбе Григория Иннокентьевича Самара (после крещению носившего фамилию Духовской, в честь священника из Благовещенска) рассказывала Валентина Александровна Самар, бывшая начальником Кондонского почтового отделения связи в 1940-е годы11: «Григорий Иннокентьевич Духовской (Самар) был принят на работу в Кондонское отделение связи почтальоном на линию Старт — Кондон. Но доставлял почту не только по этому участку. Время было военное, на почте работали в основном женщины, если возникала необходимость доставить корреспонденцию в другие удаленные поселки или стойбища, то Григорий всегда приходил на выручку. Делал свое дело скоро, так как знал тропы в тайге, которые помогали сокращать время в пути. Бывал он и в молодом городе на берегу Амура. Передвигались почтальоны тогда на попутных автомобилях, зимой использовали собачьи упряжки, а летом оморочки. Несчастье случилось в сентябре 1942 года, в первых числах понес он корреспонденцию в поселок Старт и пропал. Лишь в конце месяца по телефону сообщили, что при ремонте дороги после размыва ее дождем, обнаружено тело убитого нанайца. Просили приехать в поселок Хурмули в лазарет Восточного отделения Нижне-Амурского БАМлага для опознания погибшего. На опознание мы поехали вдвоем с женой Григория Духовского. Она была в положении. Всю дорогу молчали. Были уверены, что убитый — это Григорий Иннокентьевич. Так оно и вышло. Супруга Григория в 1943 умерла, оставив сиротой двухлетнего Клима. Об убийстве в Кондоне говорили разное: могли это сделать беглые зэки. Ограбление из-за денег отвергали, потому что в кармане нашли не тронутые 15 рублей».

Из писем И.А. Ефремова Г.Г. Ходжеру (1969): «...Когда-нибудь, если позволит оставшееся время и плохое здоровье, я напишу об этом, а если не удастся, то Григорий Самар навсегда останется дорогим мне, жаль, если не моим читателем». В этом ефремовском «жаль, если не моим читателем» — мне слышится пронзительное чувство сожаления за невысказанные вовремя слова благодарности человеку, спасшему его от голодной и холодной смерти. Не отсюда ли полушутливая самоидентификация Ивана Антоновича Ефремова — «бывший нанаец».

Список публикаций по теме «Ефремов на Дальнем Востоке»

Поляков, Н. Навстречу будущему [О творчестве И.А. Ефремова] // Дальневосточный Комсомольск. — 1959. — № 144.

Ланин, Г. «Приключения. Опасности. Много науки» (Интервью с И.А. Ефремовым) // Молодой дальневосточник. — 1966. — № 59—60.

Ланин Г. От «Туманности Андромеды» до «Часа Быка» (О новой встрече с фантастом И.А. Ефремовым рассказывает хабаровский писатель Г. Ланин) // «Молодой дальневосточник», 1968, 24 авг., № 166.

Федин, Ю. Тропами таежными. [О работе И. Ефремова на Дальнем Востоке в 1931 году] // Молодой дальневосточник (Хабаровск). — 1974. — 16 авг. — № 161.

Ланин Г. Фантасту Ефремову 70 лет [О переписке с И.А. Ефремовым] // Молодой дальневосточник (Хабаровск). — 24 апр. 1977. — № 80. — С. 80.

Федин, Ю. Стройка начиналась так... [Об участии в изыскании трассы БАМ в 30-е годы И.А. Ефремова] // Рабочее слово (Чегдомын). — 1977. — 14 окт.

Б.п. Бамовская одиссея писателя-фантаста. [О И.А. Ефремове. Информ. ТАСС] // Светлый путь (Хабаровский край, г. Смидовичи). — 1980. — 12 июня.

Трофименко, Е. Будет ли станция «Иван Ефремов»? [Член Комиссии по литературному наследию И.А. Ефремова о попытке переименования железнодорожной станции на БАМе Усть-Нюкжа в станцию Ефремов] // Молодой дальневосточник (Хабаровск). — 1982. — 13 марта. — № 50.

Колесова, С. По следам одной экспедиции [Вклад ученого палеонтолога и писателя-фантаста И.А. Ефремова в изыскание трассы БАМ в 30-е годы] // Амурский комсомолец (Благовещенск). — 1980. — 1, 4, 6, 9 янв.; Тоже: В кн.: БАМ. Панорама всенародной стройки. Вып. 10. — 1984. — Благовещенск.

Сунгоркин, В.Н. На берегах Нюкжи и Олёкмы [о работе И.А. Ефремова на участке Чара — Тында в 1932—1935 годах] / В кн.: Сунгоркин В. Тропой вдоль магистрали: Серия: БАМ — страна молодости. — Хабаровск. Кн. изд-во, 1984. С. 124—126.

Коц, И. О чем мечтал фантаст [Инф. корр. ТАСС, г. Тында, Амурская обл. о работе И. Ефремова на БАМе в 1934 г.] // Тихоокеанская звезда (Хабаровск). — 1984. — 8 июля.

Буря, В. Таежные тропы фантаста [Репортаж о празднике книги, посвященном 80-летию И.А. Ефремова. Фото, карта, портрет писателя] // За знания (Комсомольск-на-Амуре). — 1987. — 15 окт. — № 21.

Семченко, Н. Наша землячка Чара [О работе И. Ефремова на изыскании трассы БАМа и о его письмах Г. Ходжеру] // Молодой дальневосточник (Хабаровск). — 1987. — 15 авг. — № 154—157.

Буря В. Таежные тропы фантаста (Штрихи биографии ученого и писателя И.А. Ефремова) [О работе И.А. Ефремова в 1931 г. в районе оз. Эворон и на Нижнем Амуре] // Дальневосточный Комсомольск. — 11 окт. 1988. — № 197. — С. 3.

Буря В. На таежной реке [О маршруте «Тропой Ефремова», организованном КЛФ «Апекс» г. Комсомольска-на-Амуре. Фото Г. Диденко и из семейного архива ученого и писателя И.А. Ефремова] // Дальневосточная магистраль (Хабаровск). — 1989. — 22 авг. — № 97.

Буря В. Чего не выдумал фантаст [О работе И.А. Ефремова на Дальнем Востоке в начале 1930-х годов. Фото из семейного архива ученого и писателя И.А. Ефремова] // Дальневосточный ученый (Владивосток). — 1989. — № 44.

Владимиров С. [Псевд. С. Калиниченко] Встречь Солнцу, на океан-море [В статье упоминается маршрут «Тропой Ефремова», организованный КЛФ «Апекс»] // Дальневосточная магистраль. — 1989. — 19 авг. — № 96.

Ирин, К. [Псевд. В.А. Передкова]. Тропой Ефремова. [О маршруте «Тропой Ефремова», организованном КЛФ «Апекс»] // Дальневосточный Комсомольск. — 1989. — 25 авг. — № 164.

Мезенцев, Н. ...И тропой Ефремова [О краевой конференции Добровольного общества любителей книги, о КЛФ «Апекс» и планах продолжения маршрута «Тропой Ефремова»] // Тихоокеанская звезда (Хабаровск). — 1989. — 15 марта.

Передков, Владимир. Тропой Ефремова [О литературно-краеведческом маршруте «Тропой Ефремова»] // Дальневосточный Комсомольск. — 1989. — № 164.

Передков, Василий. Тропой Ефремова. Путевые заметки бывшего абитуриента [О литературно-краеведческом маршруте «Тропой Ефремова»] // За знания (Комсомольск-на-Амуре). — 1989. — 12 окт. — № 31.

Буря, В. Земные маршруты фантаста: [Штрихи к биографии И.А. Ефремова] // Уральский следопыт. — Свердловск, 1990. — № 4.

Виктор Буря. Тропой Ефремова [О литературно-краеведческом маршруте «Тропой Ефремова»] // «Мир Чудес». Альманах фантастики для детей и взрослых. Издательство «Амур», Хабаровск, 1991 год. № 1. С. 20—21.

Буря, В. Иван Ефремов — английский шпион // Тихоокеан. курьер. — Владивосток, 1994, 3—9 февр.

Буря В. Таинственный край Амнунначи. Дальневосточные мотивы в литературном творчестве И.А. Ефремова. / Труды Дальневосточной народной академии наук. — Хабаровск, 2005. — Вып. 2. — С. 99—105; тоже: Спец. вып. Вестника ДВНГБ (Хабаровск), 2009 (апрель-июнь), № 3 (44). С. 57—65.

Буря, Виктор. Нанаец бывшим не бывает // Молодой дальневосточник (Хабаровск). 2011, № 25, 22—29 июня. — С. 19. [О трагических событиях, произошедших в 1931 году во время Нижнеамурской экспедиции И.А. Ефремова]. http://pressa-online.com/Issue.aspx?n=19451#18. (листайте до страницы 19)

Примечания

1. СОПС — Совет по изучению производительных сил — научно-исследовательское учреждение при РАН и Министерстве экономического развития России по проблемам размещения производительных сил и региональной экономике. Образован в 1930 году при АН СССР на основе Комиссии по изучению естественных производительных сил (КЕПС), созданной Российской АН в 1915 году, и Комиссии экспедиционных исследований АН СССР (1928).

2. Цитируется по копиям справки СОПС и командировочного удостоверения на имя И.А. Ефремова, присланной автору вдовой ученого и писателя Таисией Иосифовной Ефремовой в 1987 году.

3. Павловский Евгений Владимирович (1901—1989), советский геолог, доктор геолого-минералогических наук (1941), заслуженный деятель науки РСФСР (1961). Окончил Московскую горную академию (1928). Ученик В.А. Обручева. С 1953 года — председатель Президиума Восточно-Сибирского филиала АН СССР. Профессор Иркутского университета (1946—1956). Основные труды посвящены геологии Сибири, вне альпийских областей Западной Европы, общим проблемам геотектоники, в особенности ранних этапов развития Земли. См. также: Ланин Г. (псевдоним Г.Г. Пермякова) «Приключения. Опасности. Много науки» // Молодой дальневосточник. — 1966. — № 59—60. В публикации интервью с И.А. Ефремовым неверно указаны инициалы Павловского — Е.Н.. Г.Г. Пермяков, видимо, имел в виду более известного хабаровчанам выдающегося ученого-паразитолога, академика, генерал-лейтенанта медицинской службы, президента Географического общества СССР Евгения Никаноровича Павловского (1884—1965), памятник которому (автор скульптуры врач А. Шамаев) установлен на ул. Истомина в Хабаровске. Евгений Никанорович в середине 1930-х годов тоже руководил научными экспедициями на Дальнем Востоке, но они искали возбудителя и переносчика энцефалита.

4. Список научных публикаций И.А. Ефремова до 1931 года: Ефремов И.А. Об условиях нахождения остатков лабиринтодонтов в верфенских отложениях горы Большое Богдо Астраханской губ // Тр. Геол. музея АН СССР. — 1928. — Т. 3. — С. 9—14; Ефремов И.А. Bentosaurus sushkini ein neuer Labirinthodont aus den Permo-Triassischen Ablagerungen des Scharchenga-Flusses, Nord-Duna Gouvernement// Изв. АН СССР, От-ние физ.-мат. наук. — 1929. — № 8. — С. 757—770; Ефремов И.А. Местонахождения стегоцефалов на северо-востоке Европейской части СССР // Докл. АН СССР. — 1929. — № 1. — С. 15—20; Ефремов И.А. Остатки стегоцефалов с р. Камы // Тр. Геол. музея АН СССР. — 1930. — Т. 6. — С. 173—179; Ефремов И.А. Местонахождения пермских наземных позвоночных в медистых песчаниках юго-западного Приуралья // Изв. АН СССР, От-ние физ.-мат. наук. — 1931. — № 5. — С. 691—704.

5. Переписка И.А. Ефремова и Г.Г. Ходжера хранится в фондах Хабаровского краевого краеведческого музея имени Н.И. Гродекова.

6. Павловский Е.В., Ефремов И.А. Геологический очерк Западной половины озерного района Приамурья (Работы Нижнеамурской экспедиции 1931 г.) / Ленинград. Издательство АН СССР. Труды Совета по изучению производительных сил. Серия Дальневосточная. Вып. 1, 1933. 90 с. + 12 табл. + 3 карты.

7. Павловский Е.В. Нижнеамурская экспедиция / в кн. Экспедиции Всесоюзной Академии наук в 1931 г. — Издательство Академии наук СССР, 1932. С. 38—46.

8. Предисловие И.А. Ефремова к кн.: Осипов В. Тайна Сибирской платформы. — М.: Мол. гвардия, 1958. С. 3, 4.

9. Брандис Е., Дмитриевский Вл. Через горы времени. Очерк творчества И. Ефремова. -Москва-Ленинград. — Сов. писатель. 1963.

10. Самар Ермиш Владимирович (1926—1995), дальневосточный писатель, член Союза писателей России. Самар Е.В. окончил педучилище и два курса Хабаровского пединститута. Работал рыбаком, учителем, инженером, председателем сельсовета, председателем колхоза «Новый путь», зам. председателя Солнечного райисполкома. Впервые его имя появилось в печати в 1943 г. В 1961 г. журнал «Дальний Восток» опубликовал его стихи. В 1972 г. в книге «Возрождение» опубликован очерк «Согретая земля Дерсу», в журнале «Дальний Восток» (1990) — повесть «Из жизни Кесты Самара». Автор книг: «Трудные тропы» (1992), «Кондонский староста» (2000).

11. Встреча с В.А. Самар, проживавшей в г. Комсомольске-на-Амуре ул. Вокзальная 45, кв. 76, состоялась в августе 1987 года. Запись беседы хранится в архиве автора. В конце 1930 — начале 1940-х годов она работала почтовым агентом Кондонского ОС (отделения связи) с окладом 350 руб. На время отпуска начальника почтового отделения, замещала его. Григорий Иннокентьевич Духовской был принят на должность почтальона на линию «Старт-Кондон» 1 декабря 1941 года.