В.Е. Хазанов. «Дорога к человеку и человечеству» (Идеи И.А. Ефремова и религиозный «ренессанс» в России)

«Солнечный ветер», — 2003, № 1 (4).

Резкое усиление влияния религиозного мировоззрения на жизнь в нашей стране, бывшей до недавнего времени столь же массово атеистической, несомненно. Но люди сами позволяют себя «окормлять» и «пасти». И уже не удивляешься, когда настоятель храма святого Георгия на Поклонной горе, посвященного, казалось бы, памяти всех наших людей, погибших в Великой Отечественной войне, некто «отец» Георгий заявляет: «Эта безбожная идеология должна быть искоренена». (Имеется в виду, конечно, коммунистическая идеология). Такого себе не позволял даже Сталин (он не требовал искоренить саму религию). Зато Гитлер именно так и говорил о коммунистической идеологии (кроме слова «безбожная»). Что ж, поздравляем «святого отца» с замечательным единомышленником.

Тормансиане. Рис. Г. Бойко и И. Шалито. Религиозный «ренессанс» сопровождается бесконечной демагогией о «возрождении духовности». Да, церкви возвращено подавляющее большинство помещений, ранее ей принадлежавших и строятся новые там, где их не было. В процессе этой «передачи имущества» крепкие ребята в рясах вышвыривают на улицу музеи, библиотеки и другие столь же «бездуховные» организации (и имущество, и их работников, если те пытаются увещевать «святых отцов»). Таких примеров множество. Вспоминается, как искренне переживал художник, преподаватель Московского архитектурного института, считающий себя истинно православным, когда его картины, в основном, религиозного содержания, молодые священнослужители просто выкинули в окно во двор.

Алексий II, выступая на съезде православной молодежи в храме Христа Спасителя, недавно заявил, что «за время советской власти были стерты с лица земли целые сотни тысяч храмов и монастырей». Естественно, внимавшие речам «духовного пастыря» молодые люди не знали, что, по данным предреволюционной статистики, на территории Российской империи (включая Польшу и Финляндию) было всего около 40 тысяч церквей и монастырей.

Критическое мышление у верующих в отношении «своей» религии, чаще всего, совершенно отсутствует. Верующие, казалось бы, вполне современные люди, всерьез должны верить в то, что Земля «создана» 7,5 тыс., а не много миллиардов лет назад, а человечеству — столько же лет, а не несколько миллионов и т. п.

В конце 90-х годов начали звучать и призывы к религиозному покаянию из уст людей, считающих себя последователями Ивана Ефремова, тех, кто предпочитает видеть в нем человека, который «был вынужден работать в атеистической атмосфере». Какова же была позиция самого Ивана Антоновича в отношении религиозных верований?

«Еще ни одна религия на земле не оправдала возлагавшихся на нее людьми надежд по справедливому устройству мира и жизни. Как ни грозили самыми ужасными наказаниями христианский, буддийский, мусульманский, еврейский ад или будущими перевоплощениями в гнусных существ — индуизм, переустройства жизни в согласии с религиозными принципами не получалось». Причем далее Ефремов в «Лезвии бритвы» указывает не только на, мягко говоря, сомнительность некоторых из этих моральных принципов, но и на болезненный источник их возникновения: «основатели христианской церкви и религиозной философии уходили в пустыни Аравии и Северной Африки. Здесь, в жарком мареве раскаленного воздуха ... мозг, распаленный неистовым солнцем, усиливающим желания подавляемой плоти, породил безумную и человеконенавистническую концепцию злобного карающего бога, ада, дьявольского начала в женщине, потрясающих картин страшного суда и конца мира, ужасных козней сатаны ...Накопление отрицательного опыта жизни под всегдашним психологическим давлением божьей кары и греха породило великое множество параноидальных психозов, принимавшихся за божественные откровения. С этим грузом мы, европейцы, пришли к средневековью, в оппозиции ко всему природному, естественному началу в человеке, к красоте и простору мира».

И.А. Ефремов очень точно определяет поведение верующего человека как «рабское преклонение перед грозной силой бога, определяющего всю судьбу человека, карающего, преследующего и проклинающего, преклонение, составляющее основу древнееврейской религии и ее дериватов — христианства и ислама».

При этом Ефремов никогда не скрывал свою позицию диалектика, понимающего неразрывную связь материи и сознания, материального и идеального: «Из материализма вместе с глубоким познанием природы вырастает и новая мораль, новая этика и эстетика, более совершенная потому, что ее принципы покоятся на научном изучении законов развития человека и общества, на исследовании неизбежных исторических изменений жизни и психики, на познании необходимости общественного долга».

Он был сторонником идеологии коммунизма в ее истинном понимании: «Никакая другая общественная система не наполняет большим и высоким смыслом жизнь каждого человека, ибо жизнь для других, для большой цели светла и интересна, а жизнь для себя убога!»

Путь к этому обществу он хорошо видел: «Конечно, узка и трудна та единственно верная дорога к коммунистическому обществу, которую можно уподобить лезвию бритвы. От всех людей на этом пути требуется глубокое духовное самовоспитание...»

И совершенно ясно, что Иван Антонович не путал понятия «духовное» и «религиозное». Очень бы не хотелось, чтобы весь этот текст был бы воспринят как попытка «перевоспитать» верующих. Но опыт истории свидетельствует: часто люди, вошедшие в какую-то уже существующую организацию, движение не склонны переделывать себя под идеи этой системы, а предпочитают изменять ее под себя и свои представления о ее предназначении. А носителей идеи вытесняют, оставив эту идею в качестве иконы, формы без содержания.

Поэтому я и прошу уважаемых верующих, считающих себя сторонниками идей И.А. Ефремова: не пытайтесь подменить их религиозным сознанием. Иван Антонович был убежденным атеистом и настоящим коммунистом. Лучше поработайте над собой, своим сознанием, найдите свое место в реализации ефремовских идей. А те, кто не может этого сделать, не обижайтесь на формулировку, должны уйти. Так — честнее и порядочнее, чем агрессивно или исподволь навязывать свое мнение. Иван Антонович — не икона, не бог, а великий мыслитель, идеи которого надо реализовывать, а не просто говорить о них и, тем более, подменять прямо противоположными.

Иван Антонович был не только великим ученым, но и великим мечтателем. Но вот передо мной текст из «Листка больничного храма» 1-ой городской клинической больницы г. Москвы № 1 за 2001 год. В разделе «Мечтательность» (стр. 15—16) сообщается, что мечты могут быть лишь о том, как кого-нибудь убить или обокрасть, а «первым мечтателем стал дьявол». Мечта — это грех; «несогласие с Богом, бунт против него или уход от реальности Божия мира в маленький мирок собственных грез». Оказывается, «надо молиться Богу и трудиться во имя своего спасения». Ясно? Своего.

Но последователи И.А. Ефремова — это те, кто думает о других людях и о человечестве (включая и себя, разумеется). И наша общая дорога — дорога верующих и неверующих последователей И.А. Ефремова — не к Храму, как в известном фильме, а к человеку, человечеству, его счастью и свободе, в Эру Встретившихся Рук!

На правах рекламы:

Доставка чая пуэр цены в Москве