М.В. Привалова. «Педагогическая утопия в социально-философском романе И. Ефремова "Туманность Андромеды"»

Ситуация рубежа XX—XXI вв. может быть охарактеризована как ситуация поиска, который ведется на разных уровнях существования человека и общества. На наш взгляд, это связано с усилившимся динамизмом социальных процессов, развертыванием незаметных ранее тенденций, усилением личностного начала социальности. На личностном уровне это проявляется в проблемах формирования индивидуальной идентичности — этнической, конфессиональной, гендерной. На уровне отдельных стран указанная ситуация реализуется в поиске оптимальных моделей вхождения в интегрирующийся мир, в поисках путей и способов органического развития; на международном уровне предполагает поиск механизмов взаимодействия различных стран и регионов, консолидации мирового сообщества. В этой ситуации растет значимость не только прогнозов будущего развития, но и создания образа лучшего общества, — задачи, которая исторически реализовывалась, в частности, в форме утопии.

В данной статье мы хотим рассмотреть проект «школы будущего», предложенный знаменитым литератором, ученым-палеонтологом и социальным мыслителем И. Ефремовым в его известном утопическом романе «Туманность Андромеды» (1955—1956 гг.). В произведении представлена впечатляющая панорама будущего на объединенной Земле, общество, населенное принципиально новыми людьми, которые решили большинство социальных и технических проблем, перестроили планету, превратив ее в цветущий сад, вышли к звездам, влились в «Великое Кольцо» коммуникаций с иными цивилизациями. По словам автора, «Туманность Андромеды» — это «роман-утопия, попытка воображения перенестись в далекое завтра Земли, представив себе возможное прекрасное будущее человечества» [1, с. 733].

Будущее, в котором процесс глобализации, если еще не завершен, то, по крайней мере, находится в завершающей стадии. Единый язык, единая система образования, так как «перед человечеством, объединившим колоссальные массы людей, стоял реальный выбор: или подчинить себя общественной дисциплине, долгому воспитанию и обучению, или погибнуть — других путей для того, чтобы прожить на нашей планете, хотя ее природа довольно щедра, нет!» [1, с. 195].

Согласно мнению писателя, система общественных отношений Единого Человечества в романе напоминает по строению человеческий мозг. Исследовательские и учетные центры — это центры чувств. Советы — ассоциативные центры. Так как вся жизнь состоит из возбуждения и торможения, притяжения и отталкивания, ритма взрывов и накопления, то главный центр торможения — это «Совет Экономики, переводящий все на почву реальных возможностей общественного организма и его объективных законов. Это взаимодействие противоположных сил, сведенное в гармоническую работу, и есть наш мозг и наше общество — то и другое неуклонно движется вперед. Когда-то давно кибернетика, или наука об управлении, смогла свести сложнейшие взаимодействия и превращения к сравнительно простым действиям машин. Но чем больше развивалось наше знание, тем сложнее оказывались явления и законы термодинамики, биологии, экономики, и навсегда исчезли упрощенные представления о природе или процессах общественного развития» [1, с. 193].

Главное же в таком устройстве общества, пишет Ефремов, — это движение вперед. Ничто не должно мешать человеку трудиться, так как именно труд в утопии «Туманность Андромеды» является фундаментом общества. Согласно взглядам писателя, в труде раскрываются и формируются способности человека, его характер. Производство ставит перед тружеником огромное количество проблемных ситуаций и задач, которые могут быть решены лишь при творческом подходе к делу, и этим оно стимулирует познавательную активность личности, заставляя работающего совершенствовать знания, умения и навыки. Итак, в своем произведении эпоху Единого Человечества писатель называет Эрой Труда, то есть следует классическому приему утопии; так, еще Томас Мор в «Утопии» выделяет труд как одну из важнейших составляющих благосостояния общества [2].

Социальная сфера общественных отношений, напрямую зависящая от экономической, политической и духовной, в романе тоже претерпела ряд серьезных изменений. В утопии Ефремова отсутствует социальный институт брака, человек находится рядом с тем, с кем ему в данный момент хорошо. В среднем люди будущего живут более ста лет, поэтому в течение жизни они меняют несколько партнеров. В современном мире очень много времени в жизни женщины посвящено рождению и воспитанию детей. Во все ускоряющемся темпе глобализующегося мира у женщины не будет такого времени, поэтому «одна из величайших задач человечества — это победа над слепым материнским инстинктом. Только коллективное воспитание детей специально обученными и отобранными людьми может создать человека» [1, с. 265], достойного называться гражданином Единого Человечества. Дети находятся на государственном обеспечении и воспитании практически с рождения. Женщина же освободившееся время может посвятить работе или своему возлюбленному. Автор подчеркивает, что отсутствие жилищных проблем (квартиру человек получает при устройстве на работу), доступность продуктов питания, свободное передвижение по всему миру, отсутствие семейных обязательств — все это будет способствовать переключению внимания человека с вопросов «о хлебе насущном» на действительно важные проблемы: преобразование климата на земле, масштабное изучение космоса и т. д.

Новое человечество, являясь субъектом образовательного процесса, предъявляет новые требования к выпускнику школы, а значит, ко всей системе образования. Ефремов пишет: «Воспитание нового человека — это тонкая работа с индивидуальным анализом и очень осторожным подходом. Безвозвратно прошло время, когда общество удовлетворялось кое-как, случайно воспитанными людьми, недостатки которых оправдывались наследственностью, врожденной природой человека. Теперь каждый дурно воспитанный человек — укор для всего общества, тягостная ошибка большого коллектива людей» [1, с. 194—195]. Именно поэтому фундаментом образования должна стать этика, так как на основе морали формируются требования, которые общество предъявляет личности как необходимые. Автор подчеркивает, что «перед человеком нового общества встала неизбежная необходимость дисциплины желаний, воли и мысли. Этот путь воспитания ума и воли теперь так же обязателен для каждого из нас, как и воспитание тела. Изучение законов природы и общества, его экономики заменило личное желание на осмысленное знание. Когда мы говорим "Хочу", мы подразумеваем — знаю, что так можно» [1, с. 195]. Для того, чтобы человек знал, что «можно» и что «нельзя», существует своего рода моральный кодекс общества, который отображает нормы поведения, составляющие историческое завоевание общества и практикуемые большинством людей. Дети должны усвоить нравственные нормы, начиная с первых шагов изучения мира, и тогда их мировоззрение будет формироваться на основе данного кодекса.

Помимо этики, образование обязательно должно базироваться на диалектической философии. Если с ранних лет дети будут познавать мир через законы диалектики, это приведет к развитию теоретического творческого мышления и станет содействовать генерации самостоятельных идей. Самое главное, это поможет в борьбе с собственным эгоизмом. По мнению писателя, именно диалектическое понимание эгоизма как естественного инстинкта первобытного человека, игравшего значительную роль в тогдашней жизни и направленного к самосохранению, должно помочь подрастающему поколению преодолеть это, научить его «гораздо большему счастью отказа» себе и «счастью помощи другому, истинной радости работы, зажигающей душу» [1, с. 195].

В романе Ефремова система довузовского образования представлена четырьмя возрастными циклами: нулевой — это современное дошкольное образование и три последующих — младшее школьное звено, среднее и старшее. Возраст до пяти-шести лет — очень «особенный» возраст: именно в эти годы усваивается та или иная модель поведения, которая остается с ребенком на всю жизнь. И это касается не только умения ходить на двух ногах, пользоваться ложкой и говорить на человеческом языке — это касается всего: отношения к людям, отношения к миру, понимания своего места в обществе и многого другого. И вот что важно: усвоив ту или иную модель поведения в данном возрасте, малыш запоминает ее раз и навсегда — потом не переучишь. Именно отсутствие в утопии Ефремова социального института брака является предпосылкой коллективного воспитания детей почти с рождения. Представителям Единого Человечества не нужны навыки общения в семье.

Разделение школьных циклов, переезды с места на место (школьники постоянно перемещаются по всему миру) требуют больших финансовых затрат, но это с лихвой окупается «обострением восприятия, полезного эффекта обучения, который иначе с каждым годом неизбежно падает» [1, с. 189]. Помимо этого, автор подчеркивает огромное значение выбора удачного места для постройки школ, они не должны располагаться на территории городов, так как «важнейшая сторона воспитания — это развитие острого восприятия природы и тонкого с ней общения. Притупление внимания к природе — это, собственно, остановка развития человека, так как, отвыкнув наблюдать, человек теряет способность обобщать» [1, с. 191]. Большая часть уроков в школе проводится не в помещениях, а на лужайках под деревьями на чистом воздухе. Занятия в каждом цикле школы чередуются с уроками труда и физической культуры.

По словам Ефремова, огромное значение в программе школьного образования должно придаваться физическому воспитанию учеников, так как полнота счастья человека зависит от его умения сохранить на всю жизнь работоспособность, ясность мысли, энергию и активность. Только здоровый человек в состоянии познать радость жизни, творчества в любой области деятельности. В учебных заведениях создаются необходимые условия для регулярных занятий физкультурой и спортом. Обеспечивается быстрое сооружение спортивных баз и площадок, в том числе силами самих учеников.

Таким образом, одной из важнейших задач школы, помимо интеллектуального развития, является формирование необходимых знаний и навыков по физической культуре, массовым видам спорта, и на этой основе всестороннее физическое развитие и укрепление здоровья школьников. По мнению мыслителя, именно физическое воспитание помогает избавиться от «страшного врага человеческой психики — равнодушия, пустой и ленивой души» [1, с. 196].

Школа всегда должна давать ученикам самое новое, постоянно отбрасывая старое. Нельзя обеспечить быстрое движение вперед, если новое поколение будет повторять устарелые понятия. В то же время главное в школьной истории, пишет И. Ефремов, «изучение исторических ошибок человечества и их последствий» [1, с. 195]. В общей школьной теории человек становится предметом изучения во всей его целостности. Это не исключает, конечно, возможности и необходимости дифференциации научных исследований. Но сама эта дифференциация подчиняется здесь задаче целостного воспроизведения человека. Подлежащая усвоению содержательная часть образовательного процесса не исчерпывается, разумеется, лишь знанием о человеке, а включает в себя также естественнонаучное, техническое и обществоведческое знание. Однако, согласно взглядам писателя, лишенное ориентированности на человека, любое знание теряет смысл, приобретает своего рода антигуманный характер. Одна из главных героинь романа, обращаясь к школьникам, призывает «открыть в себе человека» и понять, что «чем лучше будете вы, тем лучше и выше будет все общество, ибо тут взаимная зависимость. Вы создаете высокую духовную среду как составляющие частицы общества, и оно возвысит вас самих. Общественная среда — самый важный фактор для воспитания и учения человека» [1, с. 196].

С достижением 17-летия учащиеся оканчивают школу и вступают в трехлетний период подвигов Геркулеса, после которых окончательно определяются влечения и способности. В соответствии с результатами выпускных тестов, школьники могут попробовать свои силы в двенадцати областях (двенадцать подвигов Геракла) трудовой деятельности. На данном этапе они уже трудятся наравне со взрослыми. Затем следует двухлетнее высшее образование, дающее право на самостоятельную работу в избранной специальности. За свою жизнь человек успевает пройти высшее образование по пяти-шести специальностям. Выпускникам предоставляется широкий свободный выбор жизненного пути.

Таким образом, вдохновленный гуманными педагогическими идеями утопического социализма, И. Ефремов в романе «Туманность Андромеды» создает пример школы будущего, в которой «образование, собственно, и есть воспитание», необходимое для того, чтобы «подготовить ребенка к трудному пути человека» [1, с. 191]. Цель такой школы — это восхождение ко все большей высоте знания и чувств, науки и искусства, стремление к познанию действительности мира. С древнейших времен величайшие мыслители пытались создать проекты идеальной образовательной системы. Т. Мор, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Фурье, Р. Оуэн и другие, занимаясь разработкой социальных аспектов идеального будущего, уделяли особое внимание образованию, так как, воспитывая детей, мы формируем свое будущее. И здесь уже не важно — станут они гражданами отдельного государства, острова Утопии или Единого Человечества.

Литература

1. Ефремов И.А. Туманность Андромеды. Час быка. — М.: АСТ; СПб.: Terra Fantastica, 2001. — 762 с.

2. Мор Т. Утопия. Золотая книга столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия / пер. и коммент. А.И. Малеина; предисл. В.П. Волгина. — М.: ACADEMIA, 1935. — 240 с.

На правах рекламы:

Приобрести перегородки из ЛДСП для санузлов недорого на sancab.ru.