С.А. Французов. «Сообщение Ибн Фадлана о реликтовых гоминидах: мистификация и реальность»

К числу запоминающихся эпизодов в романе Ивана Ефремова «Лезвие бритва» относятся опыты, которые Иван Родионович Гирин проводил над Иннокентием Ефимовичем Селезневым, чтобы разобраться в природе галлюцинаций, появившихся у этого охотника из Восточной Сибири после фронтового ранения и усилившихся в результате случайного отравления грибами. Благодаря использованию специальных психотропных препаратов Гирину удалось пробудить у Иннокентия Селезнева генетическую память и получить «наследственную информацию», относящуюся к среднему палеолиту [Ефремов 1993, 4, с. 503—537: Часть 4-я «Лезвие бритвы», глава 1-я «Камни в степи»; о датировке см. с. 509: «Сотня тысячелетий отделяла 1961 год от обрывка истории человека, вспыхнувшей коротким огоньком в сознании Селезнева»]. Стоит отметить, что гипотеза о существовании в индивидуальном человеческом сознании «памяти поколений», по сей день не подтвержденная, но и не опровергнутая наукой, увлекла И.А. Ефремова в самом начале его литературного пути: она легла в основу сюжета в рассказе «Эллинский секрет» [Ефремов 1993, 1, с. 42—62], написанном вместе с другими шестью первыми его рассказами в 1942—1943 гг., но опубликованном лишь в 1968 г. [Ефремов 1993, 1, с. 5; задержка его выхода в свет, по всей видимости, объясняется борьбой с генетикой, которая велась в СССР в 40-х — середине 60-х гг.]. В одном из видений, записанных со слов сибирского охотника, его далекий предок на границе степи и тропического леса повстречал гигантопитека и едва успел спастись бегством от этого колоссального антропоида, внезапно оказавшего во власти темных инстинктов и принявшегося швырять в человека камнями и обломками деревьев [Ефремов 1993, 4, с. 529—532].

Сегодня после открытия «хоббитов» на острове Флорес (карликовой разновидности Homo erectus) и «денисовского человека» на Алтае представление о том, что различные виды семейства гоминид сосуществовали и контактировали друг с другом является куда более обоснованным, чем на рубеже 50—60-х гг., когда И.А. Ефремов писал свой «роман приключений». И все же наибольший интерес и профессионалов-антропологов, и представителей более широких кругов образованной публики привлекают взаимоотношения двух видов гоминид, обладавших совершенным мозгом и по началу не уступавших друг другу по уровню интеллектуального развития: Homo neanderthalensis и Homo sapiens [см., например: Вишняцкий 2005, с. 184—206].

Свое отражение эта тема нашла и в научно-фантастической литературе. Среди тех произведений, в которых она занимает центральное место, внимание автора этих строк привлек роман известного американского писателя Майкла Крайтона (23.X.1942—4.XI.2008) [см. о нем: Гаков 2012] «Пожиратели мертвых» [Crichton 1997], представляющий собой грандиозную литературную мистификацию, в основу которой положен один из важнейших арабоязычных источников по истории Восточной Европы — «Записка» Ахмада ибн Фадлана, секретаря посольства аббасидского халифа ал-Муктадира (908—932) к царю Волжской Булгарии в 921—922 гг. Наличие русского перевода [Крайтон 2004] избавляет от необходимости подробно пересказывать канву романа. Впрочем, сам этот перевод не свободен от недостатков, важнейший из которых заключается в том, что переводчик «Пожиратели мертвых», В.В. Правосудов, почему-то не счел нужным обратиться за консультацией к востоковедам. Отсюда появились «ляпы», связанные с ошибками в транслитерации ряда имен, в результате чего один из крупнейших арабо-мусульманских географов Йакут (Якут) ибн Абдаллах [Crichton 1997, p. 1, 26, 180: Yakut ibn-Abdallali] назван в переводе «Якат ибн-Абдалла» [Крайтон 2004, с. 12, 57, 343]. Да и «отсебятина» в переводе нередко объясняется недостаточным знанием арабо-мусульманских реалий, как в приведенном ниже фрагменте, относящимся к той части романа, которая имеет соответствие в оригинале «Записки» Ибн Фадлана. Легко видеть, что английский текст М. Крайтона оказался ближе к русскому переводу арабского текста «Записки», чем к переводу с английского, выполненному В.В. Правосудовым. Отметим в этой связи, что английское Lord точно передает арабское рабб (мн. ч. арба:б) «Господь, господин».

Таблица 1. Особенности перевода романа «Пожиратели мертвых» М. Крайтона

Русский перевод «Записки» Ибн Фадлана [Ибн Фадлан (Ковалевский) 1956, с. 125 = Ибн Фадлан (Ковалевский) 2006, с. 724; ср. Ибн Фадлан (Ковалевский) 1939, с. 60) Английский текст М. Крайтона [Crichton 1997, p. 21] Русский перевод В.В. Правосудова [Крайтон 2004, с. 44]
«К тому же они как, как блуждающие ослы, — не изъявляют покорности Аллаху, не обращаются к разуму, и не поклоняются ничему, но называют своих старейшин "господами". Когда кто-нибудь из них просит в чем-либо совета у своего главаря, он говорит ему: "Господи! Что я сделаю в таком-то и таком-то [деле]?"» «Although they lead a hard existence, they are like asses gone astray. They have no religious bonds with God. They never pray, but instead call their headmen Lords. When one of them takes counsel with his chief about something, he says, "O Lord, what shall I do in this or that matter?"» «Жизнь их полна лишений и трудностей, и влачат они свое земное существование беспорядочно и бессмысленно, словно сбившиеся с караванной тропы ослы. Никакая религия не связывает их с Богом. Они никогда не молятся, но при этом своих вождей награждают званиями, подобающими лишь Аллаху. Так, когда кому-либо из них требуется совет в каком-то деле, он обращается к вождю со словами: "О Всемогущий, как мне поступить в том или другом случае?"»

Наконец, переводчик демонстрирует довольно слабые знания по географии России, когда четкое указание М. Крайтона о том, что «древний город Булгар расположен в том же регионе, что и современная Казань» (Crichton 1997, p. 51: «The old city of Bulgar is in the region of modem Kazan») передает как «древний Булгар находился примерно в районе современного города Казань» (Крайтон 2004, с. 99). Между тем, Булгар от Казани отделяют 200 км.

По словам самого М. Крайтона, замысел романа «Пожиратели мертвых» родился у него в ходе спора с его другом Куртом Вилландсеном (в оригинале: Villadsen!) в 1974 г. по поводу того, можно ли скучную и неинтересную для современного читателя эпическую поэму «Беовульф» переложить так, чтобы получилось захватывающая история [Crichton 1997, p. 182; Крайтон 2004, с. 347]. При этом он перевел ее из сферы мифологии в область исторической реальности, сделав единственное научно-фантастическое допущение, согласно которому, реликтовые группы неандертальцев могли сохраняться в отдаленных уголках Северной Европы до конца I тысячелетия н. э. Для придания этой истории большей достоверности М. Крайтон решил представить ее как свидетельство чужеземного наблюдателя, на роль которого он выбрал Ахмада ибн Фадлана. Так «Записка» этого арабского дипломата соединилась с «Беовульфом». Получилась литературная химера, на наш взгляд, неудачная и малодостоверная. М. Крайтон и сам вынужден был признать, что начавшееся в 921 г. путешествие Ибн Фадлана, «скорее всего, состоялась слишком поздно, чтобы лечь в основу "Беовульфа"», поскольку «это эпическое произведение было создано примерно на полтора века раньше описываемых событий» [Crichton 1997, p. 185; Крайтон 2004, с. 355]. Этот хронологический разрыв еще больше возрастет, если принять мнение большинства специалистов, относящих время создания эпопеи к концу VII в. или к первой трети VIII в. [Гуревич 1975, с. 8]. Кроме того, у М. Крайтона сам Беовульф (Buliwyf), его сородичи и соплеменники — викинги, что плохо согласуется с принятой ныне концепцией об англосаксонской природе этого эпоса и возвращает нас к отвергнутой теории о его скандинавских корнях [о происхождении «Беовульфа» см.: Гуревич 1975, с. 9].

В первых главах романа близко к тексту пересказываются перипетии реального путешествия Ибн Фадлана через Среднюю Азию и прикаспийские степи к Волге и его знакомства с обычаями русов, которых М. Крайтон справедливо отождествляет с норманнами. Включение средневекового источника в современное произведение, пусть и в несколько адаптированном виде, — один из приемов постмодернистской прозы, использованный, в частности, в снискавшем скандальную внелитературную известность романе англо-индийского писателя Сальмана Рушди «Сатанинские стихи». Так, эпизод, в котором Халиду ибн ал-Валиду, будущему выдающемуся полководцу ислама, поручается разрушить святилище языческой богини Уззы (ал-Уззы) и уничтожить ее саму, позаимствован, местами почти дословно, из «Книги об идолах» Хишама ибн Мухаммада аль-Калби [ер.: Rushdie 1988, p. 372—373 и Ibn al-Kalbî (Faris) 1952, p. 21—22 (русск, пер.: Ибн ал-Калби (Полосин Вл.) 1984, с. 23)]. Ниже показано соответствие между текстом первых трех глав романа М. Крайтона (и их русским переводом) и русским переводом «Записки» Ибн Фадлана (Ибн Фадлан (Ковалевский) 1956 включает в себя факсимильное издание арабского текста этого сочинения, так что читатель, владеющий арабским, без труда отыщет соответствие в оригинале «Записки»). В этой связи необходимо заметить, что полный русский перевод путешествия Ибн Фадлана был выполнен отечественным арабистом Андреем Петровичем Ковалевским (1895—1969), учеником академика И.Ю. Крачковского, в середине 30-х гг. и впервые был издан в 1939 г. стараниями учителя [Ибн Фадлан (Ковалевский) 1939], без всякой ссылки на имя переводчика, отбывавшего с 1938 г. пятилетний лагерный срок по политической статье. К счастью, А.П. Ковалевский выжил в ГУЛАГе [см. о нем: Васильков, Сорокина 2003, с. 205—206] и в 1956 г., занимая должность профессора в Харьковском университете, опубликовал переработанный и дополненный вариант своего перевода [Ибн Фадлан (Ковалевский) 1956]. Наконец, уже в наши дни этот перевод в слегка подправленном виде увидел свет в третий раз в составе тома II семитомной «Истории татар» [Ибн Фадлан (Ковалевский) 2006].

Таблица 2. Соответствие между фрагментами романа «Пожиратели мертвых» М. Крайтона и русского перевода «Записки» Ибн Фадлана

Название главы романа в оригинале (в переводе) Страницы английского оригинала романа (его русского перевода) Страницы русского перевода «Записки» Ибн Фадлана
The Departure from the City of Peace (Отъезд из Города Мира) Crichton 1997, p. 15 (Крайтон 2004, с. 36—37) Ибн Фадлан (Ковалевский) 1939, с. 55—56 ≈ Ибн Фадлан (Ковалевский) 1956, с. 121 = Ибн Фадлан (Ковалевский) 2006, с. 718—719
Та же глава Crichton 1997, p. 15—17 (Крайтон 2004, с. 37—42) Ибн Фадлан (Ковалевский) 1939, с. 58—60 ≈ Ибн Фадлан (Ковалевский) 1956, с. 123—125 = Ибн Фадлан (Ковалевский) 2006, с. 722—724
Та же глава Crichton 1997, p. 18 (Крайтон 2004, с. 42—4З) Ибн Фадлан (Ковалевский) 1939, с. 60 ≈ Ибн Фадлан (Ковалевский) 1956, с. 125 = Ибн Фадлан (Ковалевский) 2006, с. 724
The Ways of the Oguz Turks (Жизнь и обычаи огузских тюрков) Crichton 1997, p. 21—26 (Крайтон 2004, с. 44—57) Ибн Фадлан (Ковалевский) 1939, с. 60—66 ≈ Ибн Фадлан (Ковалевский) 1956, с. 125—130 = Ибн Фадлан (Ковалевский) 2006, с. 724—729
Та же глава Crichton 1997, p. 26—27 (Крайтон 2004, с. 58) Ибн Фадлан (Ковалевский) 1939, с. 67 ≈ Ибн Фадлан (Ковалевский) 1956, с. 131= Ибн Фадлан (Ковалевский) 2006, с. 729—730
First Contact with the Northmen (Первая встреча с норманнами) Crichton 1997, p. 31—38 (Крайтон 2004, с. 59—78) Ибн Фадлан (Ковалевский) 1939, с. 78—83 ≈ Ибн Фадлан (Ковалевский) 1956, с. 141—146 = Ибн Фадлан (Ковалевский) 2006, с. 739—742

Создав таким образом иллюзию правдоподобия, М. Крайтон переходит к основной части повествования. Нельзя не заметить, что в тех случаях, когда в начальной части романа автор отклоняется от сочинения Ибн Фадлана, он демонстрирует поразительное невежество по части средневековых арабо-мусульманских реалий. «Ориентализмом» худшего пошиба отдает придуманная им история, заставившая халифа отослать Ибн Фадлана из Багдада с дипломатической миссией в далекую страну. Дело якобы было в том, что будущий автор «Записки» согрешил с красавицей-женой богатого купца [Crichton 1997, p. 13—15; Крайтон 2004, с. 33—35]. В действительности же о биографии самого Ибн Фадлана нам до сих пор ничего не известно [Ибн Фадлан (Ковалевский) 2006, с. 714].

В основной части романа, где М. Крайтон претендует на то, чтобы дать естественнонаучное объяснение событий, описанных в «Беовульфе» (пусть и с фантастическим допущением относительно реликтовых неандертальцев), он начинает нагнетать удушливую атмосферу ужаса, которая совсем не характерна ни для поэмы «Беовульф», ни для скандинавских саг, но весьма типична для современных американских «ужастиков». В этом отношении роман «Пожиратели мертвых» вполне кинематографичен: не случайно, по нему был снят фильма «Тринадцатый воин», анализ которого, впрочем, выходит за рамки данной статьи. Неандертальцы предстают перед читателем коварными и почти неуязвимыми людоедами, равными человеку по росту, но способными голыми руками разорвать на куски тело взрослого мужчины, что является нонсенсом с точки зрения анатомии и физиологии. Конечно, о том, как могли складываться отношения Homo neanderthalensis и Homo sapiens десятки тысяч лет назад, когда два этих вида жили бок о бок на территории Европы и Ближнего Востока, высказывались разные точки зрения: от мирного сосуществования и межвидового скрещивания до «окончательного решения неандертальского вопроса» (выражение известного современного палеонтолога и писателя Кирилла Еськова), — но изображенная в романе М. Крайтона беспричинная патологическая ненависть неандертальцев к людям находится вне научной парадигмы. Насколько далека она от случайной и непродолжительной вспышки злобы гигантопитека, которую наблюдал в своем видении Иннокентий Селезнев из «Лезвия бритвы»! Да и его далекий предок, обладавший на редкость здоровой психикой, почти сразу же забыл о том, как чудовищный антропоид чуть не зашиб его, и готов был вновь наблюдать за его силуэтом едва ли не с симпатией. После чтения «Пожирателей мертвых» вспоминается высказывание Фай Родис, героини другого романа И.А. Ефремова — «Час быка»: «Наряду со светлыми образами учителей, творцов красоты, рыцарей короля Артура или русских богатырей были созданы темной фантазией демоны-убийцы, сатанинские женщины и садисты. Существуя в виде закрепившихся клише, мысленных форм в ноосфере, они могли создавать не только галлюцинации, но порождать и реальные результаты, воздействуя через психику на поведение людей. Очистка ноосферы от лжи, садизма, маниакально-злобных идей стоила огромных трудов человечеству Земли» [Ефремов 1993, 5, с. 278].

Самое обидное состоит в том, что, отталкиваясь от одного только сочинения Ибн Фадлана, и в самом деле можно было бы написать интересное научно-фантастическое произведение (правда, скорее, рассказ, чем роман) о контакте волжских булгар с реликтовыми гоминидами. Среди диковинок, которые арабский путешественник увидел во владениях булгарского царя упоминаются останки человекообразного существа огромного телосложения, так называемого «Атылского (Итильского, т.е Волжского) гиганта», наводившего страх на людей. Ибн Фадлану царь рассказал о нем следующее: «Он оставался у меня некоторое время. И бывало, как взглянет на него мальчик, так и умрет, и беременная [взглянет] и выбросит свой плод. И бывало, если он овладеет человеком, то сжимает его обеими руками, пока не убьет его. Когда же я увидел это, я повесил его на высоком дереве посредством крепкой цепи, пока он не умер». В результате Ибн Фадлану пришлось довольствоваться осмотром его черепа и костей [Ибн Фадлан (Ковалевский) 1956, с. 139 = Ибн Фадлан (Ковалевский) 2006, с. 737; ср. Ибн Фадлан (Ковалевский) 1939, с. 76]. Криптозоологи давно обратили внимание на этот фрагмент в «Записке» Ибн Фадлана [см., например: Сапунов 1996, с. 40]. От себя замечу, что все остальные представители животного мира Поволжья, описанные в сочинении арабского дипломата, являются вполне реальными существами. Сомнения насчет единорога или носорога начисто развеял крупнейший отечественный арабист-историк О.Г. Большаков, убедительно доказавший, что это таинственное животное не что иное, как самый обычный лось [Большаков 2000, с. 59]. В отношении волжского великана этот ученый привел параллель из сообщения о Восточной Европе другого арабского географа ал-Гарнати, где также говорилось об очень высоком человеке, рост которого достигал, однако, не 12 локтей (6 м), как в «Записке» Ибн Фадлана, а ок. 2,5 м, что куда более правдоподобно [Большаков 2000, с. 62]

Почему же М. Крайтон нигде не упомянул, даже вскользь, об «Итильском гиганте»? Ответ обнаруживается в комментариях к роману, где автор раскрывает предпринятую им литературную мистификацию. Оказывается, «вся рукопись Ибн Фадлана была переведена на русский, немецкий, французский и многие другие языки», тогда как «в английском переводе существуют лишь фрагменты этого текста» [Crichton 1997, p. 184; Крайтон 2004, с. 354]. Типичная для американцев привычка читать лишь то, что написано по-английски или переведено на этом язык, ставший к концу XX столетия основным средством межнационального общения в масштабах планеты, с одной стороны, сыграла с писателем злую шутку, а, с другой, показала, какой недюжинной интуицией он был наделен. Жаль лишь, что свой талант он употребил не на очищение ноосферы и моральное совершенствование человека, а на потакание темным инстинктам современного западного потребителя.

Литература

Большаков 2000 — Большаков О.Г. Уточнения к переводу «Записки» Ибн Фадлана // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. Памяти члена-корреспондента РАН Анатолия Петровича Новосельцева. М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2000, с. 54—63.

Васильков, Сорокина 2003 — Люди и судьбы. Биобиблиографический словарь востоковедов — жертв политического террора в советский период (1917—1991) / Издание подготовили Я.В. Васильков и М.Ю. Сорокина. СПб.: «Петербургское востоковедение», 2003.

Вишняцкий 2005 — Вишняцкий Л.Б. История одной случайности или происхождение человека. Фрязино: «Век 2», 2005 (Наука для всех).

Гаков 2012 — Гаков Вл. Мастер на все руки // Если, 2012, № 10 (236), с. 259—266.

Гуревич 1975 — Гуревич А. Средневековый героический эпос германских народов. Беовульф // Библиотека всемирной литературы. Серия первая. Т. 9: Беовульф. Старшая Эдда. Песнь о Нибелунгах. М.: Издательство «Художественная литература», 1975, с. 8—14.

Ефремов 1993, 1 — Ефремов И. Собрание сочинений в 6-й тт. Т. 1: Рассказы. М.: «Современный писатель», 1993.

Ефремов 1993, 4 — Ефремов И. Собрание сочинений в 6-й тт. Т. 4: Лезвие бритвы. Роман приключений. М.: «Современный писатель», 1993.

Ефремов 1993, 5 — Ефремов И. Собрание сочинений в 6-и тт. Т. 5: Час быка. Научно-фантастический роман. М.: «Современный писатель», 1993.

Ибн ал-Калби (Полосин Вл.) 1984 — Хишам ибн Мухаммад ал-Калби. Книга об идолах (Китаб ал-аснам) / Пер. с арабск., предисл. и примеч. Вл. В. Полосина. М.: Главная редакция восточной литературы Издательства «Наука», 1984 (Памятники письменности Востока, LXVIII).

Ибн Фадлан (Ковалевский) 1939 — Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу. Пер. и коммент. [А.П. Ковалевского] под ред. академика И.Ю. Крачковского. М.; Л.: Издательство АН СССР, 1939.

Ибн Фадлан (Ковалевский) 1956 — Ковалевский А.П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921—922 гг. Статьи, переводы и комментарии. Харьков: Издательство Харьковского государственного университета им. А.М. Горького, 1956.

Ибн Фадлан (Ковалевский) 2006 — Ибн Фадлан. «Рисала» (Записка). Переиздание перевода А.П. Ковалевского 1956 г., пересмотренное и исправленное / Материал подготовила Н. Гараева // История татар с древнейших времен в 7-итт., т. II: Волжская Булгария и Великая Степь. Казань: Издательство «РухИЛ», 2006, с. 714—744.

Крайтон 2004 — Крайтон М. Пожиратели мертвых. 13й воин. Литературная основа фильма/Пер. с англ. В.В. Правосудова. СПб.: «Амфора», 2004.

Сапунов 1996 — Сапунов В.Б. Раздумья о снежном человеке. СПб.: «Макет», 1996.

Crichton 1997 — Crichton M. Eaters of the Dead. The Manuscript of Ibn Fadlan, Relating His Experiences with the Northmen in A.D. 922. London: Arrow Books Limited, 1997 (first published in 1976).

Ibn al-Kalbî (Faris) 1952 — The Book of Idols being a translation from the Arabic of the Kitâb al-Asnâm by Hishâm Ibn-al-Kalbî / Translated with introduction and notes by Nabih Amin Faris. Princeton: Princeton University Press, 1952.

Rushdie 1988 — Rushdie S. The Satanic Verses. London; New York; Ringwood; Markham; Auckland: Viking Penguin, 1988.