А.П. Быстров — И.А. Ефремову

25.05.1945 г.

Дорогой Иван Антонович!

Сегодня получил сразу два Ваших желтых письма (08.05.45, 14.05.45) и письмо от Ромера. Я согласен с Вами, что сейчас у нас стало сразу много дел, а посему перехожу к пунктам.

1. Позавчера я получил от Е.С. Порецкой, мой агент в ЛГУ, поздравительную телеграмму, из которой ясно, что с 01.05.45 я уже зачислен в ЛГУ. Из этой телеграммы другие все детали выяснить нельзя. Но одновременно с телеграммой я получил от Ю.А.О. короткое письмо, извещающее о его «собачьей» жизни и сопровождающее открытку от М.Э.Я., адресованную Ю.А.О. Из этой открытки ясно, что М.Э.Я. представлял меня на должность старшего научного сотрудника в палеолаборатории, при том в качестве совместителя, так как я еще не демобилизован и нахожусь в ВММА. Сопоставляя все эти данные, я понимаю дело так: я утвержден в ЛГУ в качестве ст[аршего] н[аучного] сотрудника по совместительству с ВММА. Из письма М.Э.Я. к Ю.А.О. ясно, что он (М.Э.Я.) не оставляет мысли о приглашении Ю.А.О. в качестве зава и тоже хотя бы по совместительству.

Считаю, что все это хорошо. Дело сдвинулось с мертвой точки и после моего появления в Л[енинграде], думаю, окончательно наладится. Одновременно с этим письмом я напишу Ю.А.О. о положении дела и о телеграмме Е.С.П., хотя я уверен в том, что он уже знает все это.

2. По планам, которые вряд ли нарушатся, я пробуду в Кирове до 16 июня. 16.06.45 кончаются занятия, и так как я не связан с экзаменационной сессией, то в течение двух недель — с 16 по 30 июня — рассчитываю перебраться в Л[енинград]. О моих передвижениях буду Вам сообщать.

3. Все это, как видите, в одних отношениях хорошо, в других ставит меня в затруднительное положение. Затруднение с премией1. Я после раздумий решил сделать так: я шлю Вам доверенность на получение денег, а Вы мне их перешлете туда, куда следует. Мы не знаем, когда их выдадут. Но Вы будете знать, где я обретаюсь в любое время. Из пункта № 2 это ясно.

4. Так как у меня нет от Вас никаких секретов, то Вы, разумеется, можете распечатывать адресованные мне письма и при том без всякого исключения... Поэтому я ни в какой мере не браню Вас за вскрытие письма A.S.R.

5. Я намерен сегодня написать письмо A.S.R. Если оно дойдет до него, то он будет рад ему. Он, видимо, по-отечески относится к нам. Если в моем письме будут ошибки, то это выгодно для Вас — ваш язык будет очаровательно-безукоризненным...

6. С оттисками Kotlassia Вы поступили правильно. Семи штук мне здесь достаточно. Впрочем, я их пока еще не получил и Вы больше не посылайте. Когда получу, извещу немедленно. Во всяком случае я прошу Вас оставить остальные у себя — это будет надежнее. Да мне здесь они ведь совсем не нужны. Я не намерен здесь давать их кому бы то ни было. Для окружающих меня Kotlassia так же понятна, как ослу Евангелие. Им гораздо более понятно то, что вообще понять нельзя, и то, что не имеет никакого смысла. А когда человеку кажется, что он понимает то, что понять нельзя, то он чувствует себя великим ученым. В действительности же ученым можно назвать только того, кто не понимает того, что все считают понятным. Парадоксально, но это так.

7. Оттиски, полученные от S. Westoll'а2, сохраните пока у себя, мне не хочется их подвергать риску. Мне ведь предстоят всякие «езды-переезды». У Вас работа S.W. сохранится до благоприятного времени надежнее.

8. Ну, кажется, все деловые пункты окончены. Несколько пунктов с вопросами: а) будет ли и когда Ю.А.О. директором? б) вопрос, который трудно формулировать, ибо я не знаю о чем спросить...

9. Пункт об интересном, но не жизненно важном деле, сиречь, об ископаемом «ураните» (от ουρανοξ — небо). Вы, конечно, понимаете, что человеческая фантазия не может создать ничего нового, ибо она спекулирует на старых представлениях. Она их просто комбинирует и в фантастических вещах фантастична только комбинация, а не составные части. Части — дело старое. Это следует иметь в виду и относительно автора и относительно читателя. Но... Зато какой изумительный колорит приобретет рассказ, если автору удастся вырваться из цепей комбинаторной фантастики и создать нечто потрясающе невероятно новое и, кроме того, заставить читателя это принять — и понять и поверить. Конечно, Ваши соображения относительно эволюции интеллекта верны. Я даже думаю, что они больше верны, чем Вы допускаете. Дело вот в чем. Обратите внимание на строение глаза. Он у человека (позвоночных), у медузы, у пауков, у головоногих и т. д. построен так же, как фотоаппарат. Ergo*, рецептор световых раздражений не может иметь иную конструкцию. Это — единственно возможная форма. Думаю, что и мозг должен быть в голове и на земле, и на небе. Глаз, мозг, орган слуха, жевательный аппарат — все это должно быть собрано в одно место. Впрочем, я не настаиваю на жевательном аппарате. Какого же «человека» — «уранита» Вам выдумать? Если перенести головной мозг на другой конец спинного мозга (à la Diplodocus без хвоста), то, принимая во внимание функцию заднего отдела кишечника, мы получим картину, не отличающуюся большим изяществом от нашей, земной, весьма условной точки зрения, а с точки зрения английских Lady, это просто shoking. Если превратить лемура или ежа в «уранита», то, понимаете, это будет просто Homo sapiens — самый вульгарный Homo sapiens, а может быть еще даже idiota, т.е. идиот.

Но все же вот вам новый «уранит»3:

1. Носовые кости редуцированы.

2. Зубов нет — был роговый чехол, что давало возможность есть и мясо, и рыбу, и огурцы.

3. Все кости скульптурированы, как у Stego.

4. Орбиты (глаза), как у Tarsius spectrum**.

5. Огромная membrana tympani***, как у Rana****.

6. Челюстной сустав образован qu[adratum] и ar[ticulare]5*, а следовательно:

7. Слуховая косточка — stapes-columella.

Это и «человек», и не человек.

Мне кажется, что этот череп Вам понравится.

Если ему еще больше увеличить мозговой череп, точнее сделать его еще шире, то сходство с черепом ребенка исчезает почти полностью.

Этот череп не из кости, а из перламутра, как ракушка, а потому он безукоризненно сохранился.

Примите заверения в нашем искреннем к Вам обоим расположении.

Приветы Вам и Е.Д. от нас обоих.

Such

Череп фантастического «Небесного зверя». Рис. А.П. Быстрова

СПбФ АРАН. Ф. 901. Оп. 3. Д. 141. Л. 13. Автограф.

Комментарии

1. Речь идет о получении премии им. А.А. Борисяка, присужденной А.П. Быстрову и И.А. Ефремову в 1945 г. за работу «Benthosuchus sushkini Efr. — лабиринтодонт из эотриаса р. Шарженги».

2. О какой работе С. Вестолла идет речь, установить не удалось.

3. В этом письме А.П. Быстров предложил возможную модель внешнего вида уранита-инопланетянина, которая была впоследствии использована И.А. Ефремовым в повести «Звездные корабли» (1947).

Примечания

*. Следовательно (лат.).

**. Долгопят — млекопитающее из семейства низших приматов.

***. Слуховая перепонка.

****. Лягушка.

5*. Квадратная и сочлененная кости нижней челюсти.

На правах рекламы:

Молдова ресторан кузнецкий мост интернет кафе кузнецкий мост www.restoran-moldova.ru.