«Исследовательский подвиг русских моряков» (1961)

Б. Вадецкий. «Полярный юг». М.: Детгиз, 1961. С. 3—6.

Девятнадцатый век — время, в которое духовная жизнь Европы начала освобождаться от гнета тысячелетних предрассудков и пережитков идеологий прежних экономических систем и расцветшего капитализма. Девятнадцатый век привел к созданию новой идеологии угнетенных классов — научного коммунизма, теории революционной борьбы и целесообразного, а не стихийного устройства общества.

Для нашей родины — России — этот век особенно интересен исторически. Образованные люди полностью усвоили европейскую культуру и пошли еще дальше в развитии литературы, искусства и науки. Появилось много гениальных выходцев из «простонародья», открывших всему миру прекрасные сокровища творчества русского народа, доказавших его неисчерпаемую талантливость.

Не меньше был потрясен западный мир и военными успехами России в Отечественной войне 1812 года, в которой приняли участие широкие народные массы и справились с непобедимым ранее Наполеоном.

Множество русских людей, запертых в своей стране, как в клетке, реакционными правителями Екатериной и Павлом, во время войны увидело жизнь других народов, поняло широту и разнообразие мира.

Тем более невыносимым казался экономический, политический и духовный гнет николаевской эпохи — периода оголтелого самодержавия, зверской жестокости к политической оппозиции и невежества правящей верхушки, нетерпимого хотя бы потому, что широкие круги русского народа были уже не прежними темными крепостными XVIII века. Этот режим, помимо экономической разрухи, вызвал нарастающее сопротивление почти всех слоев общества. Сопротивление, в котором накоплялись и крепли революционные силы народа. Среди угнетенных классов росло стремление к познанию, осмысливанию мира, знанию других стран, поискам свободной, счастливой жизни.

Писатель Б.А. Вадецкий, знающий XIX век, много поработавший над его исследованием, пытается в своей книге проникнуть в духовный мир своих героев — людей начала прошлого столетия.

Повесть Б.А. Вадецкого в своем первом варианте называлась «Обретение счастья». Для каждого из героев книги, посвященной одному из наиболее выдающихся событий в истории мировых открытий и путешествий — плаванию русских моряков под командованием Ф. Беллинсгаузена и М. Лазарева к берегам Антарктиды, — открытие неведомого Южного материка явилось духовным подвигом, преображающим человека, действительно «обретением счастья».

Б.А. Вадецкий весьма своеобразно строит свой рассказ о знаменитом плавании, на тему которого написано уже несколько примелькавшихся книг.

Он не заманивает читателя экзотикой дальних стран или сложной морской парусной терминологией, не подавляет фигурами неизменно мудрых, все наперед знающих либеральных адмиралов и молодых капитанов, каких немало в нашей исторической и биографической литературе. Суровая реальность — открытие грозного обледенелого материка — противопоставляется им распространенным тогда иллюзорным мечтам о южной обетованной земле, которой отдали дань и Жюль Верн, и Эдгар По, и многие другие полувеком позднее открытия русских мореплавателей.

Автор показывает, как экспедиция в Антарктиду сыграла большую роль не только в развитии географической науки, но и общественной мысли в нашей стране.

В передовых странах того времени не раз уже объявляли об открытии неведомой Южной земли. Чеканили медали с портретами мнимых открывателей. Но все сообщения неизменно оказывались мифом. Только после того, как русские моряки побывали в высоких южных широтах, человеку действительно удалось увидеть берег таинственного антарктического материка.

Известно, что успех русской экспедиции был обеспечен тщательно продуманной и выполненной подготовкой к этому столь опасному в те времена предприятию.

Большое достоинство книги «Полярный юг» — это показ наших мореплавателей, от командиров до матросов, не только в их трудовой деятельности, но и неразрывно в широком психологическом плане «морского мира» того времени.

Удачен образ молодого Лазарева. Верится автору, что подготовка экспедиции и плавание в Антарктиду послужили школой для воспитания нашего выдающегося моряка и толчком для всей дальнейшей преобразовательской деятельности Михаила Лазарева на русском флоте.

Писатель сумел воссоздать образы других участников экспедиции, сделав это с равной внимательностью к матросам экспедиции Май-Избаю, Киселеву, Анохину, к корабельным мастерам, оснащавшим парусники «Восток» и «Мирный», и к знаменитым нашим мореплавателям Сарычеву и Крузенштерну, много потрудившимся для поддержки экспедиции.

В повести правдиво воспроизведена обстановка, в которой действовали герои: дремотная жизнь небогатых владимирских помещиков Лазаревых, хмурый дом Крузенштерна и еще не нашедшая настоящих путей общественная деятельность передовых русских людей в Петербурге. Без стилизации во многих частях повести Б.А. Вадецкий удачно восстанавливает образцы речи того времени.

Интересно даны автором сцены корабельной жизни. Мы видим, как в ходе труднейшего плавания растет общественное сознание и чувство собственного достоинства у недавних крепостных из захолустных деревень.

Верится, что так и должно было быть. Каждый из участников героического похода неминуемо должен был прийти к мыслям о необходимости переустройства жизни у себя на родине, к представлению о величии Вселенной и высокой роли ученых и путешественников в познании и объяснении мира.

События, описанные в книге, происходят за несколько лет до восстания на Сенатской площади, но уже чувствуется ветер восстания. Писатель вводит нас в круг будущих декабристов, обрисовывает их надежды и стремления. Один из центральных героев повести — декабрист Торсон написан живо, с большой симпатией. Рисуя его образ, автор проливает свет на умонастроения передовых русских людей, способствовавших организации экспедиции к Южнополярному материку.

В новом варианте повести Б.А. Вадецкий многое добавляет к последующей судьбе своих героев. Очень удачны, на мой взгляд, вновь написанные главы о судьбе Торсона и его товарищей после декабрьского восстания и введенные главы о Матюшкине, как бы замыкающие круг событий. Сосланные в Сибирь, оторванные от культурной жизни страны, тем более Европы, декабристы — путешественники, ученые, деятели искусства — становятся просветителями и исследователями. В глухой сибирской провинции, среди отупелого чиновничества и неграмотного крестьянства, возникают очаги живой мысли и труда, поисков путей к новой жизни, приобщению народа к общественной деятельности и пониманию политических задач.

Сибирь с ее непроходимыми просторами оказывается даже более благодатной почвой для нового, чем центры Российской империи с их устоявшейся жизнью запуганного царским террором городского населения и забитого крепостного крестьянства.

Можно спорить о том, точен ли показ отдельных исторических деталей, но это не имеет особого значения при общей психологически убедительной и высокой общественной направленности повести.

Следовало бы автору сильнее оттенить впечатления от долгого плавания с бодрящей силой пассатов, томлением экваториальных штилей, изнурительной борьбой с опаснейшими внезапными шквалами, так характерными для южноамериканских берегов, или с непрерывными бурями «ревущих сороковых» широт, ужасы плотных туманов Антарктики с едва различимыми призраками айсбергов — смерти кораблей... Те картины, которые постоянно вставали перед изумленными взглядами вдумчивых русских людей, обогащая их внутренний мир и поднимая на серьезные размышления о мире и жизни.

Перечисленные недостатки хотелось бы видеть устраненными в последующих изданиях книги.

Но несомненная удача и ценность повести в том, что Б.А. Вадецкий сумел отразить душевную силу и талантливость русского народа, силу, которая позволила нашим морякам добиться успеха там, где отступили самые опытные и знаменитые моряки мира, и стать первооткрывателями Южного материка.