«Лена-Алданская геологическая экспедиция Академии наук СССР. Предварительный (полевой) отчет Олекмо-Тындинской партии»1

«Переписка с учеными. Неизданные работы». — М.: «Наука», 1994.

Задачей Олекмо-Тындинской геологической партии было геологическое освещение мало исследованного участка между р. Тындой Амурской системы и р. Олекмой Ленской системы по ходу 12-й партии Сибстройпути. Чрезвычайно поздняя организация вообще всей экспедиции, задержка по сплаву карбазов2 из-за чрезвычайно низкого стояния воды и др. было причиной того, что партия выступила с начального пункта своего рабочего маршрута — устья р. Нюкжи на р. Олекме — лишь 18 сентября, на 10 дней позже партии Сибстройпути. Небывало поздний выход требовал максимального облегчения и подвижности партии в смысле передвижения. Поэтому партия с начала пути перешла исключительно на оленный вьючный транспорт с расчетом закончить работу при снеге и уменьшила личный состав до пределов возможности. В составе партии были: геолог И.А. Ефремов, начальник партии; ст. коллектор Г.А. Прошкурат, студент Харьковского университета; 1 промывальщик; 1 проводник и 2 рабочих-оленевода.

Маршруты партии были проведены следующим образом:

I. От устья р. Нюкжи вверх по ее долине по ходу 12-й партии до устья р. Талумакит, захватывая попеременно оба берега.

II. От устья Талумакита партия разделилась на два отряда. Один отряд под моим руководством на оленях прошел параллельно долине р. Нюкжи в области окраины Алданско-Олекминского нагорья до долины р. Чильчи, по которой спустился до устья р. Чильчи на р. Нюкже. Второй отряд с Г.А. Прошкуратом прошел по долине р. Нюкжи вверх до устья р. Чильчи следом за 12-й партией Сибстройпути, исследуя преимущественно правый берег, так как левый был обследован партией инженера Бобина в 1928 г. до устья р. Марехты. На левом берегу производились преимущественно инженерно-геологические наблюдения для трассы железной дороги. В устье р. Чильчи оба отряда вновь соединились.

III. От устья р. Чильчи партия прошла правым берегом р. Нюкжи до устья р. Верхней Ларбы, осветив ход 12-й партии до устья ключа Аммунача между Нижней и Средней Ларбой и далее следуя самостоятельно.

IV. От устья В[ерхней] Ларбы партия вновь разделилась на два отряда. Отряд под моим руководством прошел от устья В[ерхней] Ларбы вверх по ее долине, следуя левым берегом до устья р. Аммуначи, затем поднялся в вершину этой речки, перевалил Становик и р. Тапаски, спустился в долину Геткана. Следуя вниз по долине Геткана, отряд пришел в Тынду.

Отряд Г.А. Прошкурата от устья В[ерхней] Ларбы перевалил водораздел Ларба-Уркума долиной р. Уркумы, поднялся в ее вершину, перевалил Становик в вершину р. Геткан и долиной Геткана пришел в Тынду, сделав ряд боковых маршрутов на крупные гольцы.

Общее протяжение всех рабочих маршрутов около 600 км.

По всем маршрутам выполнена глазомерная компасная съемка масштаба 1:500 000 с определением относительных высот барометром. Хорошее покрытие района обнажениями, большое количество точек и достаточное уравновешение съемки между опорными пунктами позволяют в порядке перевыполнения плана работ дать геологическую и геоморфологическую карту всего района в масштабе 1:500 000 вместо миллионного.

Окончание работы 6 ноября в глубоком снегу и при сильных морозах не уменьшило степени детальности работ.

История исследования района

Область между Олекмой и Тындой исследовалась очень мало. В 1909—10 гг. Я.А. Макаров производил исследования в области Становика в вершинах Нюкжи, Уруши и Ольдоя, дав лишь предварительные отчеты. В 1915 г. весь район пересек Е.К. Миткевич-Волкасский, который прошел со станции Ерофей Павлович по Уркану, Нюкже, Н[ижней] Ларбе на Тимптон, дав также только предварительный отчет (Известия Геологического комитета. 1916. Вып. 6). В 1928 г. партия инженера Бобина Е.С. обследовала водораздел Нюкжа-Олекма и левый берег р. Нюкжи от устья р. Марехты до Олекмы. Полный отчет находится в печати в ЦНИГРИ Союзгеоразведки.

Смежные районы Тимптона, Тынды, Гилюя и Ольдоя исследовались гл[авным] инженером М.И. Ивановым в 1903 г. и В.И. Зверевым — геологом Алданской экспедиции 1912 г. У обоих этих исследователей также имеются лишь предварительные отчеты, у первого в «Геологических исследованиях золотоносных областей Сибири» — Амурско-Приморский золотоносный район и в «Известиях Геологического комитета» за 1913 г. у второго.

Морфологический очерк

Морфологически изученная область представляет собою, в сущности, три различной высоты сильно расчлененных плато. Для всего района характерны хорошо разработанные долины рек и мягкие округленные формы рельефа.

От устья р. Нюкжи на р. Олекме протягивается на восток область сильно расчлененного плато абсолютной высоты в среднем свыше 1000 м. В этой части долина р. Нюкжи сравнительно узкая и изобилует многочисленными переломами русла. Течение реки очень быстрое, террасы аккумулятивного типа плохо выражены и представлены только 2-мя: первой надпойменной 3-метровой высоты и второй надпойменной 7-метровой. Вторая терраса встречается редко в виде небольших обрывков.

Это плато прорезывается р. Нюкжей на протяжении около 120 км и посредством слабо выраженной ступени в 100—150 м переходит в пониженную область 600—700 м абсолютной высоты восточной долины р. Чильчи, правого крупного притока Нюкжи, стекающего с Алданского хребта. Алданский хребет подходит с севера к области развития 1000 м плато в вершине рек Талумакит, Сюбальга и Чильчи. В этом месте хребет представляет собой почти ровную столовую возвышенность около 2000 [м] абсолютной высоты, протягивающуюся в ВСБ* направлении и слегка понижающуюся к востоку. Он переходит в 1000 м плато к югу через прекрасно выраженную систему 2-х ступеней, относительно слабо расчлененных. I ступень имеет высоту около 1500—1800 м и носит гольцовый характер, II — около 1200—1300 м [и] имеет на себе растительность — заросли кедрового сланца**. Отдельные массивы I и II ступени в виде остатков рассеяны в довольно большом числе по всей области 900 м плато. Далеко к востоку видны зубчатые альпинотипные вершины водораздела Тимптона и Иенгры, кулисовидно заходящие за хребет и возвышающиеся над ним. На С склонах Алданского хребта в вершинах вышеперечисленных рек прекрасно развиты полуцирк[и] интенсивного врезания и эрозии. Все крупные правые притоки Нюкжи, протекающие в области 1000 м плато, носят горный характер. Течение их быстрое, изобилующее переломами русла, в руслах много крупных камней. Однако долины их хорошо разработаны, с серией из 4-х террас до 50 м общей высоты. Весьма замечательно наличие в области 1000 м плато 2-х древних денудационных поверхностей, обнаруженных [Е.В.] Павловским в рельефе Приамурья, выраженных в виде ступеней плато 150 и 300 м. Эти поверхности встречены преимущественно в области долин рек, но также нередко служат второстепенными водоразделами речек в области 1000 м плато. Равным образом, в долинах рек иногда развит другой элемент рельефа Приамурья, котловины. Котловины здесь небольшие и узкие, однако выдерживающие установленное Павловским простирание СВ румба3. Интересно отметить, что древние денудационные поверхности 150 и 300 м как бы связаны с котловинами, так как в области 1000 м плато наибольшая площадь развития ступеней 160 м приурочена к пунктам развития котловин. Ступени 300 м над дном долин рек как бы окаймляют полосами верхнюю поверхность плато 1000 м, возвышающуюся над ней всего на 100—150 м.

Следующим крупным элементом рельефа изученного района является пониженная область плато 700 м. Эта область охватывает громадную площадь, начинаясь от долины р. Б[олыная] Кара-рюрка (прав[ый] приток Нюкжи) и п[р]отягиваясь в широтном направлении до Олекминского Становика. Вначале эта область расширяется весьма постепенно и преимущественно к северу, затем сразу делается очень широкой, простираясь почти до Алданского хребта к северу и до притоков Тунгира к югу. Эта область почти целиком представлена 150 м денудационной поверхностью, на которой довольно часто встречаются сглаженные остатки 300 м денуд[ационной] ступени. Гольцовые группы очень редки, разбросаны далеко друг от друга и высятся остаточными островками, не принимая никакого участия в дальнейшей формировке рельефа. Долины как самой Нюкжи, так и ее крупных притоков — Нижней, Средней и Верхней Ларб, Лобчу, Большого и Мал[ого] Эльгакана — очень широки и заполнены значительными толщами аллювия. Прекрасно развитая серия шести террас до 80 м высоты, извилистое и сравнительно спокойное течение рек значительно отличаются от области 1000 м плато. Эта пойменная область загибается немного к Ю Олекминского Становика и имеет внутри себя целую серию огромных котловин, заболоченных аллювием. Далее к югу вновь начинается 1000 м плато с преобладанием 300 м денудационной поверхности.

Наконец, третьим большим морфологическим участком является область Становика, водораздела Амура и Лены. Как это отмечалось и прежними авторами, в сущности, никакого хребта Олекминский Становик не представляет. Водоразделом Амура и Лены служат различные в морфологическом отношении участки. В пределах, охваченных нашим исследованием, Становик является аналогом 1000 м плато низовьев Нюкжи, на которых развиты округлые и массивные гольцовые группы, возвышающиеся над плато от 300 до 500 м. Гораздо выше частные водораздельные массивы, поднимающиеся на 1000 м над Становиком, принимающие нередко альпинотипные формы и пропиливаемые долинами рек, стекающих с 900 м плато Олекминского Становика. Далее к северу Становик резко повышается, частью принимает альпинотипные формы. Так, по-видимому, водоразделом является более молодое поднятие.

И здесь присутствуют столь характерные денудационные поверхности 150 и 300 м, являющиеся как бы ступенями от дна долины Ларбы к 1000 м плато Становика. К более высоким альпинотипным коротким хребтам также выражены две переходные ступени, подобно Алданскому хребту. Область западного склона и водораздела Амура и Лены расчленена сравнительно слабо. Долины речек, стекающих в бассейн Нюкжи, очень широки и заполнены аллювием. Даже в вершинах этих рек у самого водораздела развиты мощные 12—15-метровые аккумулятивные террасы.

Суммируя вышеприведенные данные, можно прийти к следующим заключениям:

1. Исследованная область содержит в себе 3 или, вернее, 2 морфологически различных участка — 1000- и 700-метровые плато.

2. История этих двух участков совершенно подобна истории рельефа Приамурья, так как и тут присутствуют две древние денудационные поверхности — 150 и 300 м.

3. После появления приамурского рельефа вся исследованная область снова претерпела разнотипные вертикальные движения, установившие современное состояние рельефа и оказывающие влияние и поныне.

4. Под именем Становика объединены разнохарактерные морфологические единицы и главным способом полоса 1000 м плато с большим количеством округлых гольцовых групп и, вероятно, одновременные поднятия молодых коротких массивов СЗ и СВ простирания. Не исключена возможность, что на формирование Становика как водораздела оказало сильное влияние его географическое положение, почти на окраине кристаллической плиты Вост[очной] Сибири и области развития метаморфических сланцев Приамурья, т.е. в области, подверженной наиболее сильным движениям и разломам, с одной стороны. С другой стороны, процесс формирования громадных котловин Амура также повлиял на выработку Становика как водораздела. Самого Становика как хребта не существует и не существовало прежде.

5. Таким образом, вся исследованная область расколота серией молодых разломов, начинавшихся в послеюрское время. Огромные полосы выходов эффузивных пород порфиритов, гранит-порфиритов и кварц-порфиров также указывают на довольно значительные разломы. Местами поднятия отдельных участков продолжаются и поныне, на что указывает наличие молодого врезания верховьев рек в Алданском хребте, хребте Чернышева и т. д.

Геологический очерк

Геологическое строение исследованной области довольно однообразно. Вся область представляет собою в общем дальнейшее продолжение на восток кристаллического массива Восточного Прибайкалья. От р. Олекмы и до р. Тынды по всему району развита мощная серия ленточных и других гнейсов, ставролитовых, слюдяных и кварцитовых сланцев, амфиболитов и т. д., прорезанных сложным комплексом основных, кислых и щелочных изверженных пород. В этой серии предварительно возможно наметить 3 свиты, или толщи. Первая и наиболее древняя подстилает с угловым несогласием вышележащие толщи. В состав этой толщи входят рассланцованные и перенятые*** мелкозернистые граниты, гранито-гнейсы и серые точечные биотит-гнейсы. Измяты чрезвычайно сильно, азимуты простирания колеблются в пределах 8 румбов между С и В.

Вторая толща заключает типичные для Нюкжи ленточные гнейсы, представляющие серию переходов от лейко- к меланократовым и наоборот, тонкополосатые хлорит-гнейсы, двуслюдяные и роговообманковые гнейсы. Отличительной особенностью этой серии является тончайшая слоистость, в результате чего отчетливо наблюдается сильнейшее развитие микроскладчатости и богатство слюдой, местами выделяющейся в полосах, прослоях и «узлах» в виде чистой слюдяной (биотитовой) породы. В самой нижней части этой свиты залегает горизонт амфиболитовых пород, довольно постоянный и мощный. Амфиболиты черные, блестящие, преимущественно почти чисто роговообманковые или кварцево-роговообманковые. Полевошпатовые амфиболиты встречаются реже и знаменуют переход к роговообманковым гнейсам, связанным с ними серией переходных типов пород. Обычно амфиболиты измяты менее сильно и менее слоисты, чем ленточные гнейсы, но залегают согласно с гнейсами средней толщи. Верхняя толща развита не повсеместно и нигде не удалось фиксировать ее непосредственного налегания на нижележащие породы.

Вообще, при крайне сильной дислоцированности пород кристаллического комплекса для района характерно чрезвычайно сильное срезание всех пород денудации, вероятно, в весьма продолжительный геологический период, так как кристаллическая толща не покрыта никакими иными новейшими образованиями. Этим и объясняется то, что вместо обнаружения крупных тектонических форм мы постоянно натыкаемся на появление обрывков или островков — массивов той или иной свиты кристаллического комплекса, нигде не фиксируя непосредственных налеганий, контактов и т. д. По-видимому, при значительной мощности всех толщ мы имеем дело лишь с «корнями» сильно сжатых тектонических форм. Именно в виде таких островков и залегает верхняя толща. Она заключает в себе свиту листоватых лейкократовых хлорит-гнейсов, ставролитовых сланцев, листоватых светлых мусковитовых кварцитов, кварцит-гнейсов, темных массивных слюдяных кварцитов, кварцево-слюдяных и настоящих слюдяных сланцев. Все эти породы сильно измяты, разрушены в большей степени, чем породы нижних толщ.

Предварительно в дислокациях средней и верхней толщ нельзя заметить существенных отличий. Простирания в этих толщах обходят весь компасный круг, но подавляющее количество простираний лежит в квадратах СЗ и СВ.

Местами в области Олекминского Становика и северных склонов Алданского хребта появляются участки выходов еще одной, 4-й по счету толщи. Выходы этой толщи сильно разрушены, поэтому она встречена была повсюду лишь в виде россыпей или делювия и не дает никаких точных данных об условиях своего залегания. Здесь преобладают метаморфические сланцы, эпизоны, чистые кварциты, филлиты, серицито-хлоритовые сланцы, глинисто-хлоритовые сланцы и, по-видимому, метаморфические слюдистые песчаники, первые со слюдяными сланцами и эпидозитовыми породами. Эта толща весьма напоминает самые низы метаморфической толщи Приамурья, Сихотэ-Алиня и Буреинского хребта. Однако незначительность имеющихся данных заставляет упомянуть о ней лишь в самых общих чертах.

Комплекс изверженных пород необыкновенно разнообразен. Наиболее древними по времени являются интрузии серых гранитов, образующие значительные массивы, дайки и жилы в серии кристаллических сланцев. С ними, по-видимому, связаны многочисленные мощные жилы пегматитов, обильно представленные в районе и рассекающие гнейсы во всех направлениях.

Красноватые мелкозернистые граниты, поздние по времени, пересекают и прорывают серые, нигде не образуя таких мощных тел или даек, как серые граниты.

По-видимому, наиболее молодым комплексом гранитных пород являются огромные массивы гранит-порфиров по окраине 1000 м плато и в долине Н[ижней] Ларбы. Они связаны, по-видимому, с послепалеозойскими разломами, так же как обильная серия мелких жил эффузивов — афанитов, фельзитов и порфиритов. Не ясно положение во времени основных пород, довольно часто встречающихся в районе диабазов, габбро, пироксенитов, перидотитов. Не исключена возможность их постпалеозойского появления, но наряду с этим много данных говорит за их палеозойское происхождение. Равным образом не ясны во времени жильные породы районы — спессартиты, лампрофиры и также кварцевые порфиры, сиениты и сиенит-порфиры. Имеются указания на присутствие в районе типичных фельдшпатолитов.

Весьма многие изверженные породы сильно рассланцованы, и все рассланцованы слегка, измяты и местами раздроблены. Тектоника выразилась и на них очень интенсивно. Плоскости скольжения, дробления и кривая серия прекрасно выраженных отдельностей — все это встречается очень часто.

Встреченные среди гнейсов метаморфические сланцы типа зеленых сланцев или эклогитов нужно приписать метаморфизации диабазовых жил и даек.

Осадочные породы встречаются в районе очень редко в виде уцелевших от смыва обрывков в котловинах у устья р. Эльгакан и вдоль р. Тимгрон. Эта серия глин, песчаников и глинистых сланцев, реже конгломератов без следов метаморфизма. По находимым прежде остаткам растений предположителен их юрский возраст, что соглашается и со сравнениями их с юрой Буреи и других мест Вост[очной] Сибири. В этих отложениях встречены довольно мощные пласты угля, по типу бурого с высоким содержанием С. Эти отложения дислоцированы довольно сильно и смяты в серию мелких складок СЗ простирания, что отличается от залегания юры в Прибайкалье. По-видимому, островки этих юрских пород террасовидно прислонены к массивам кристаллических пород, хотя не исключена возможность тектонического (сбросового) контакта.

Полезные ископаемые

Уже в силу однообразного характера кристаллических пород района можно не ожидать в нем большого разнообразия полезных ископаемых. Пробы на золото почти не производились мною ввиду хорошего опробования р. Нюкжи Миткевичем-Волкасским в 1915 г. Нами намечен на карту ряд заявочных площадей — б. Верхне-Амурской компании в бассейнах Талумакита, Сюбальги и Чильчи. В области Олекминского Становика, ввиду усиленной там шурфовой разведки, я ограничился лишь сбором геологических данных. Присоединяясь к Миткевичу-Волкасскому, нужно заметить, что аллювиальные отложения Нюкжи в пределах 700 м плато довольно богаты золотом и представляют интересный объект для исследования. Равным образом интересна зона контактов массивов гранит-порфира с кристаллической серией по окраине 1000 м плато, где вела разведку ВАЗК° в 1911—13 гг., судя по остаткам шурфовочных линий и заявочных столбов.

Золото вообще, конечно, будет являться главным полезным ископаемым района и при более детальном исследовании района, возможно, поднимет к нему интерес. Неоднократно наблюдаемая пиритизация кристаллических сланцев в пределах исследуемого района, большое количество гранита в породах средней толщи, являющегося спутником золота в шлихах в бассейне р. Нюкжи, значительная область контактовых зон гранитных массивов позволяют полагать, что поиски золота в нашем районе имеют некоторые перспективы. В полном отчете я попытаюсь выяснить генезис золота в районе, учитывая мощную и продолжительную денудацию района, особенно, заостряя вопрос об изучении его морфологической структуры и четвертичного картирования для поисков площадей накопления древних аллювия и делювия, неоднократное перемывание которых дало очень мелкое, пылевое (косовое) золото Нюкжинских кос.

Не исключена возможность нахождения промышленного золота на древних денудационных поверхностях 150 и 300 м, как то показывают шурфы ВАЗК°.

Весьма интересно отметить наличие в районе хорошо дифференцированных массивов основных и ультраосновных пород, могущих служить источников платины, что, кроме всего, необходимо учесть при разведках на золото.

Слюда в довольно значительном количестве была обнаружена в двух пегматитных жилах на правом берегу р. Нюкжи между Олекмой и Сюбальгой. Правая вертикальная жила имеет около 5 м мощности и в центральной части около 1—1,5 м мощности, содержит черную слюду в виде крупных кусков до 0,50 [м] в длину, переполняющую материнскую породу. При высоте жилы в 40 м и простирании ее и дальше внутрь склона горы месторождение заслуживает отметки. Другая жила обнаружена между реками Талумакит и Сюбальга, пересекает под углом 60° гнейсовую толщу и при мощности около 1 м заключает в центральной части слюду. Вообще нужно отметить богатство средней толщи слюдой, которая образует мощные плиты и пласты по зальбандам пегматитовых жил, но в противоположность вышеописанной слюде в середине пегматитовых жил всюду встречается в виде мелких листочков, что делает такую породу внешне сходной с блестящими черными м[елко]з[ернистыми] амфиболитами низов средней толщи.

Пирит был обнаружен на левом берегу Нюкжи у р. Талумакит в пачке интенсивно пиритизированных роговообманковых гнейсов и биотит-гнейсов, рассеченных жилой афанита, также рассланцованного. Практического интереса месторождение не представляет.

Уголь встречается в юрской осадочной толще. Месторождение в устье р. Эльгакан было подробно обследовано Миткевичем-Волкасским в 1915 г., и я, имея в руках все материалы, опишу его в полном отчете.

Строительные материалы имеются в районе в большом количестве, за исключением глин, которые в большинстве случаев сильно песчаны и лежат [спорадично] в виде гнезд в массе аллювиальных отложений, заполняющих долины Нюкжи и ее притоков. Более чистые аллювиальные глины развиты на склонах и вершинах обоих плато. Преобладание разной крупности галечного аллювия обеспечивает дорогу балластом. Высокие песчаные террасы низовьев Чильчи, Нюкжи у Караюраке, Средней и Верхней Ларбы чрезвычайно удобны для добычи чистого песка. Самая кристаллическая серия гнейсов и сланцев удобна в качестве стройматериалов при наличии сильной сланцеватости, раздробленности и измятости. Однако наличие больших массивов гранитов, зачастую без значительного раздробления, обеспечивает и с этой стороны. Особенно пригодными для строительства являются вязкие и плотные породы — амфиболиты, диабазы и габбро и некоторые крепкие контактовые и эффузивные породы.

Инженерная геология

Предварительно сообщаю — особых геологических трудностей в районе при прокладке дороги не предвидится. Тектонически вся область весьма устойчива, принадлежит к группе жестких плит или щитов. Большая часть трассы идет в пределах наиболее прочного участка — грабена 700 м плато. Таким образом, по современному уровню знаний говорить о сейсмичности района не приходится.

Общими благоприятными чертами района являются повсеместное преобладание выходов твердой основы кристаллической серии и устойчивость гидрографической сети при хорошо разработанных «зрелых» долинах рек в наибольшей части маршрута. При проходке выемок и уступов по долине р. Нюкжи сильный кливаж пород весьма облегчит работы, хотя в то же время ослабит устойчивость выработки (имея в виду и вечную мерзлоту). С этим, однако, легко будет бороться, учитывая падения и простирания пород и срезывая откосы выработок враскос против падения. В случае подобности на каждом отдельном пункте можно специально указать особенности напластования и устойчивости пород в пределах масштаба съемки. Наличие большого количества россыпей также несколько затруднит работы по проведению дороги. Россыпи на участках в долинах В[ерхней] Ларбы и р. Аммуначи устойчивы вполне, так как лежат на 18-метровых песчаных террасах этих рек.

Вечная мерзлота наблюдалась повсюду в районе (до наступления сильных морозов и снегопада; однако нет сомнения, что вечная мерзлота охватывает весь район). Благоприятным условием является огромное преобладание песчано-галечных фаций среди аллювия, что создает нормальную кривую подземных вод и позволяет теоретически точно учесть поверхность вечной мерзлоты в районе. Как правило, залегание вечной мерзлоты**** фиксировано было неглубоко. Так, в пределах аллювиальных отложений I и II над[пойменных] террас, даже и на III, вечная мерзлота залегала в 0,45—0,80 м от поверхности, реже погружалась до 1,2—1,5 м (определения щупом). На высоких террасах мерзлота залегает глубже и, по-видимому, не ближе к поверхности, чем 2—2,5 м. В области склонов и вершин сопок 700 и 1000 м плато вечная мерзлота залегает сложнее, обусловливая сильное заболачивание и местами (на перевалах в области 1000 м) подступая прямо к поверхности в виде наледей, бугров вспучивания и т. д. Несмотря на эти обстоятельства, мне не приходилось по пройденному маршруту наблюдать где-либо более или менее крупных нарушений, производимых мерзлотой. По-видимому, общее однообразие пород, рельефа и водного баланса района создает здесь довольно благоприятные условия для борьбы с вечной мерзлотой при инженерных сооружениях.

Начальник Олекмо-Тындинской партии

АРАН. Ф. 174. Оп. 5. Д. 32. Л. 1—8. Копия.

Комментарии

1. На отчете имеется резолюция директора Геологического института АН СССР академика А.Д. Архангельского: «Отчет может быть принят лишь как предварительный».

Отчет был подготовлен И.А. Ефремовым по результатам одной из экспедиций, организованной Советом по изучению производительных сил АН СССР в 30-е годы для анализа и геологического обоснования прокладки трассы Байкало-Амурской магистрали. Материалы этой экспедиции легли в основу статьи И.А. Ефремова «Геологический очерк реки Нюкжи и Олекминского Становика», опубликованной в 1935 г. в «Трудах СОПС».

2. Карбаз — правильнее карбас, сибирская большая плоскодонная лодка.

3. Румб (англ.). Слово имеет несколько значений. В данном случае И.А. Ефремов имел в виду геодезическое значение этого слова — угол между меридианом и данным направлением.

Примечания

*. Так в тексте. Вероятно, ВСВ.

**. Так в тексте. Вероятно, кедровый стланик.

***. Так в тексте.

****. Часть машинописной строки утрачена.

На правах рекламы:

сэндвич панелей вес