«Моя мечта» (О ближайшем будущем науки)

«Московский комсомолец». — 20.08.1961.

Мечта о ближайшем будущем неизбежно конкретна, детальна и обладает не только четкими контурами, но и определенными путями для своего свершения. Следовательно, такая мечта должна быть действенной, могущей что-то изменить уже в самом близком времени. Ее страстно хочется видеть уже исполнившейся и хочется передать это яростное желание своим читателям. И если мечта действительно настоящая, большая, не страшно, когда жизнь далеко обгонит ее. Писатель будет вместе со всей окружающей жизнью мчаться к все более расширяющимся горизонтам, виднеющимся впереди, как с гребня высокой волны.

Так расширилась и выросла моя давняя мечта о том, чтобы как можно больше людей узнали о широком внедрении науки в жизнь, о распространении радости и поэзии научного поиска и открытия, всего, что составляет нелегкий, но полный интереса труд ученого.

Разве можно сравнить положение науки сегодня с тем, что было 36 лет тому назад, в самом начале моей работы в Академии наук СССР? В то время было еще очень много людей, относившихся к науке или как к безобидному чудачеству, или даже вредному дармоедству. Сейчас вряд ли найдется у нас хоть один человек, который не видел бы реальную силу науки, не понимал бы ее значение для построения коммунистического общества и даже просто для обеспечения людей едой, одеждой, жильем, лекарствами.

Наука поднялась на другую ступень своей истории, перешла в другую категорию службы человечеству. И моя мечта вместе с ходом жизни крепла, ширилась, стала более смелой, даже дерзкой.

Почти двадцать лет назад я начал свою писательскую деятельность, имея перед собой ту же цель пропаганды и распространения научных знаний. Тогда я писал рассказы о «необыкновенном» — о замечательных явлениях природы или научных открытиях, сдобренные обыкновенными приключениями. Сейчас такие рассказы практически не нужны.

Поразительные открытия науки нарастают, как лавина, катящаяся по снежному склону. Сами по себе открытия так захватывающе интересны, что более не требуется мешать научные знания с развлекательными приключениями, будто горькое лекарство с сахаром. Научно-популярные книги, как, например, книги М. Васильева, В. Львова, Д. Данина, С. Керама, разбираются читателями нарасхват, куда как быстрее иных надоевших приключений. Горячий интерес возбуждают и новые издания научно-популярной серии Академии наук, с которой когда-то приходилось воевать за популяризацию.

В последние годы возникла и набирает силу совершенно новая категория научных исследований — коллективная и добровольная научная самодеятельность. Не одиночки-дилетанты, не «джентльмены-любители» науки, как в США, а целые группы молодых инженеров, техников, рабочих — исследовательские экспедиции помогают профессиональной науке, а кое в чем и опережают ее. Для примера назову получившую уже заслуженную известность Томскую комплексную самодеятельную экспедицию, отработавшую три сезона в глуши сибирской тайги над решением загадки Тунгусского метеорита. Эти новые пути участия советских людей в общественной жизни без всякого сомнения ведут очень далеко — к всенародной заинтересованности в научных исследованиях, возможных уже при развитии коммунистического сознания, к тому, что действовать в науке, обогащать ее и себя познанием в той или иной степени сможет каждый.

На правах рекламы:

В https://gidrokomfort.ru/catalog/khimiya-dlya-bureniya/ представлен только качественный товар