Анкета «Сибири» (1972)

«Сибирь». — 1972. — № 2. — С. 70—71.

В сентябре прошлого года редколлегия альманаха обратилась к писателям, работавшим в жанре фантастики, с просьбой ответить на следующие вопросы:

1. Считаете ли вы научную фантастику самостоятельным и полноправным литературным жанром?

2. В чем, по-вашему, причина большой популярности этого жанра?

3. Способна ли фантастика ставить перед читателем серьезные проблемы, а какие из них наиболее значительны, по вашему мнению?

Ниже мы публикуем ответы Ивана Ефремова, Марка Сергеева, Юрия Самсонова и Льва Могилева.

Продолжительные споры о том — жанр научная фантастика или не жанр, мне кажется, изжили сами себя. В наш век наблюдается весьма характерное стирание границ жанров, не только в литературе, но и вообще в искусстве. Я объясняю это усложнением наших представлений о мире, развитием диалектического мышления, для которого необходимо всестороннее рассмотрение каждой вещи, каждого явления. В этих условиях становится все труднее разграничивать и вырывать из действительности, из процесса жанровые отображения этой действительности.

Мне думается, что научная фантастика все более становится методом в любом виде литературы. Иными словами, фантазия, абсолютно необходимая для изображения мира в искусстве или в науках, должна быть обоснована научным, фактологическим представлением. В этом лишь случае фантазия становится научной. Можно различать два полюса научной фантастики: произведения о прошлом, где фантазия опирается на фактическую основу и методы исследования исторических наук; и произведения о будущем, использующие методологию, эксперимент и прогнозы точных наук, преимущественно на естественно-историческом материале.

В исторической фантастике мы воссоздаем образы людей по известной жизненной обстановке и фактическому ходу прошлого исторического процесса. В научной фантастике будущего мы совершаем обратное: помещаем известные нам психологические типы, их мышление и представление о мире в придуманную среду жизни, моделируя исторический процесс будущего с его людьми и обществом.

В так называемой «бытовой» литературе о современности фантазия будет плодотворной и не потеряет звание научной, если она, подобно нулевой фазе трехфазного тока, будет попеременно находить опору в историческом прошлом и научно обоснованном будущем. Тогда, насыщенное фантазией произведение современности, получит мощный поступательный импульс и увлечет читателя.

«Нулевая фаза», через которую идут переменные колебания от прошлого к будущему, снова к прошлому и так далее, есть та линия литературы о современности, которую можно назвать научной фантастикой настоящего. Эта линия научной фантастики между историческим и футурологическим полюсами, по-моему, должна захватить и вместить в себя всю литературу конца нашего века, разрушив надуманные кризисы и тупики искусства, выросшие из узко ограниченных представлений о мире и жизни.

Огромная популярность научной фантастики расширяется из года в год, несмотря на вред, который наносят ей мелкотравчатые поделки и унылые пророчества, какие появились в большом количестве не только на Западе, но и в отечественной печати. Без всякого сомнения популярность научной фантастики (хорошей) будет возрастать и далее. Основная причина, помимо колоссального развития науки и техники, внедрившейся во все отрасли нашей деятельности, заключается в повседневном крушении религиозного миросозерцания. Людям существенно необходимы новые критерии морали, этики, общественного поведения и социальных целей, которые они, естественно, ищут в науке, в научных методах исследования и восприятия мира. Проникновение в литературу науки и открытых ею законов движения мира и человечества, до сих пор осуществляемое лишь научной фантастикой, определило огромный успех этого вида литературы в сравнении со всеми другими ее отраслями.

Из ответа на предыдущий вопрос ясно, что серьезность проблем научной фантастики не уступает, а нередко, и превосходит проблемы литературы «бытовой». Наиболее значительны, разумеется, проблемы грядущего или настоящего, связанные с разработкой новой научной морали, сопряжения эмоциональной и научной сторон миросозерцания, этики, физического воспитания и самовоспитания.

Короче говоря, наиболее значительна и интересна социальная научная фантастика, с глубоким анализом становления личности человека.

Другая весьма важная линия проблем научной фантастики заключается в борьбе за восстановление и сохранение природной среды жизни человека.

Оба указанных направления сливаются, в конечном счете, в предсказании и построении всепланетного коммунистического общества на космическом корабле, именуемом Земля.