Отзыв на книгу академика В.А. Обручева «Записки кладоискателя в дебрях Азии»1

«Переписка с учеными. Неизданные работы». — М.: «Наука», 1994.

Не ранее 3 ноября 1950 г.*

Знаток Центральной Азии, выдающийся путешественник и геолог, академик В.А. Обручев написал новую книгу для молодежи, в добавление к получившим широкую известность и признание «Плутонии» и «Земле Санникова»2. Автор задумал ознакомить читателей с природой и географией наименее известных областей Центральной Азии, дав строго научное и совершенно точное описание этих мест, виденных когда-то самим В.А. Обручевым в своих путешествиях. Это описание, недоступное для широкого читателя по малой занимательности, автор облек в форму приключенческого рассказа о кладах и их поисках. Кто из нас не мечтал в детстве о кладах. Редко кто не занимался поисками кладов в той или иной форме. Облечение географического материала в такую интересную для молодежи форму, несомненно, представляет собою большое достижение автора.

В книге заключено огромное количество познавательного материала по физической географии, климатологии, геологии и археологии, изложенного в очень доступной форме и «ввязанного» в общую канву повествования. Поэтому усвоение этого материала легко и интересно.

Все сказанное свидетельствует, что в книге В.А. Обручева мы находим нужную интересную и популярную географическую повесть, издание которой принесет большую пользу советскому читателю, а особенно советской молодежи.

Если прибавить к этому, что на фоне современных политических событий для советских людей становится очень важным знание Центральной [Азии], знание всестороннее и глубокое, то скорейшее издание этой книги — нужное дело. Однако книга, в ее рукописном виде, не лишена некоторых недостатков, устранение которых повысит, с одной стороны, познавательную ценность, с другой стороны, придаст книге несколько более современное звучание. Недостатки, кажущиеся мне наиболее существенными, относятся к личности главного героя — самого кладоискателя Кукушкина. Кто бы ни фигурировал в этом образе — сам ли автор или какой-то действительно существовавший кладоискатель, хотелось бы видеть в нем больше патриотических черт**. Всего несколькими дополнительными штрихами можно показать превращение человека, пускавшегося в авантюры с целью наживы, в подлинного исследователя для родины. Автор повел своего героя по этому пути, но не показал его выразительно. Можно было бы отчетливее показать влияние на Кукушкина высокой оценки его трудов учеными, какое-нибудь письмо из Академии, из которой герой увидел и понял истинную ценность своей жизни и т. п.***

Несколько больше подчеркнуть связь героя с простыми людьми в посещенных им местах и помощь (дружескую) в преодолении затруднений, зависящих**** от правящих кругов. Элементы всего этого есть в книге, однако сделаны они как-то мутно, без яркости и приятного впечатления.

Совсем уже нехорошо — это постоянные отступления для объяснения виденных Кукушкиным явлений: «Как сказал мне потом консул», «Как я узнал у консула», «Из книжки консула», «Потом я прочитал в книге»... и т. д.

Автор — крупный ученый и старается себя «вправить в рамку» малограмотного наблюдателя, но постоянно забывает об этом, особенно в конце книги5*.

Там уже наблюдения Кукушкина сделали бы честь Пржевальскому или Потанину. Стоит ли это делать? Если стоит, то тогда нужно изложить виденное мыслями малограмотного6*, но так, чтобы в нем была вся глубина и весь объем мысли ученого исследователя. Это чрезвычайно трудно7* и потребует очень большой работы. Можно очертить в простых понятиях суть виденного, а потом сделать сноски, в которых от автора будет все объяснено, как это и сделано в некоторых местах. Там, где ссылки на консула, хотя он и показан необычайно образованным, владеющим массой литературы человеком, [что] откровенно говоря, совсем нежизненно: ведь консул-то чугучакский, т.е. из забытой богом дыры8*, вышли бы совсем уж невероятными. Или же еще проще: сделать Кукушкина самоучкой-интеллигентом9*, ну хотя бы сыном политического ссыльного, который постарался дать сыну знания даже в захолустье, кое-как добывал, получал от друзей, что ли, книги по географии, истории, геологии. А вся остальная часть биографии Кукушкина может остаться в неприкосновенности — самоучка без всяких дипломов только и мог в захолустье выбиваться в люди по торговой части.

Тогда все затруднения отпадут и автору придется вмешиваться только в тех случаях, когда надо дать современное освещение представлениям девятнадцатого века. А образованность консула вовсе не будет столь необходима.

Немного больше нужно подчеркнуть экономические и религиозные особенности того времени и тех мест: громадное количество монастырей и монахов, малое число работников и редкость населения вообще10*.

Нужно решительно оттенить, что неприязнь к китайцам, проглядывающая у героя на каждом шагу11*, относится к богдоханским чиновникам и грабителям купцам, точно так же, как и антагонизм между китайцами и монголами.

При чтении книги в ряде мест создается впечатление, что китайцы вообще плохой12* народ, и это должно быть устранено путем простой редакции.

Из всех глав книги самой слабой является девятая: зам, где говорится о Тибете, т.е. об одном из самых интересных в настоящее время мест. Сразу видно, что автор не был сам в этих местах и не создал яркого описания по источникам. Хотелось бы эту главу видеть расширенной, с более подробным описанием Тибета13*. Приключений же по вызволению сына можно добавить сколько угодно. Также лишь в качестве пожеланий можно высказать мнение о необходимости еще одной главы, повествующей о Каме, о многообразии и географической сложности этой страны. Кам так мало известен советскому широкому читателю, что популярное его описание крайне необходимо. Было бы хорошо довести повествование до границ Индии, усилить приключения с встречами, с английскими империалистическими агентами и т. п.

Все перечисленные добавления сделали бы географическую познавательность книги почти всеобъемлющей для Центральной Азии, и книга знакомила бы читателя сразу со всей многогранностью этого горного и пустынного центра Азиатского материка. Вместе с тем последние замечания следует рассматривать не как замечания рецензента, а как пожелания «разаппетитившегося» читателя.

В заключение следует добавить, что в некоторых местах книги описательная нагрузка слишком велика и ее следует уменьшить при редактуре. Таково, например, описание пути в Кульджу или «заколдованного города», где вообще все повествование слишком растянуто и не оправдано унылой развязкой14*, не говоря уже о том, что при такой длительности15* поисков недогадливость Кукушкина и Лобсына становится смехотворной.

Чересчур подробно дано путешествие с немцами, их довольно жалкие фигуры не стоят подробных описаний их еды. Тяжело воспринимается ломаный язык профессора — его слишком много16*.

Не останавливаясь более на недостатках книги, скажу в заключение, что издание «Кладоискателей в дебрях Азии» следует всячески приветствовать, так как наша молодежь получит хорошую и интересную географическую книгу.

АРАН. Ф. 642. Оп. 2. Д. 174. Л. 1—5. Машинопись.

Комментарии

1. Книга В.А. Обручева была издана Географгизом в 1951 г. под названием «В дебрях Центральной Азии. (Записки кладоискателя).»

2. Романы В.А. Обручева «Плутония» и «Земля Санникова» изданы впервые соответственно в 1924 и 1926 гг. и позже многократно переиздавались.

Примечания

*. Датируется на основании издательского письма И.А. Ефремову с просьбой дать отзыв и написать вступительную статью к книге.

**. На полях отзыва помета В.А. Обручева: «Не нужно, Фома, сын ссыльного, слышал от отца неблагоприятные отзывы о царской власти».

***. Помета В.А. Обручева: «Можно после Хара-хото».

****. Выделено В.А. Обручевым с пометой: «Нет».

5*. Последние два абзаца выделены В.А. Обручевым с пометой: «Проверить».

6*. Выделено В.А. Обручевым с пометой: «Не мало».

7*. Выделено В.А. Обручевым.

8*. Выделено В.А. Обручевым.

9*. Помета В.А. Обручева: «Сделано».

10*. Абзац выделен В.А. Обручевым с пометой: «Есть».

11*. Выделено В.А. Обручевым.

12*. Выделено В.А. Обручевым.

13*. Выделено В.А. Обручевым с пометой: «Это материал для другого романа».

14*. Выделено В.А. Обручевым с пометой: «Неверно».

15*. Выделено В.А. Обручевым.

16*. Выделено В.А. Обручевым.

На правах рекламы:

Здесь купить печь чугунную для дачи российского производства