«Покрывало Таниты» (Об изучении Луны) (1958)

«Культура и жизнь». — 1958. — № 7. С. 17—21.

В Советском Союзе И. Ефремов широко популярен своими увлекательными научно-популярными и фантастическими произведениями, такими, как «На краю Ойкумены», «Путешествие Баурджеда», «Звездные корабли», «Белый рог». Особенно большим успехом пользуется его повесть «Туманность Андромеды»; она хорошо известна, впрочем, и за пределами СССР.

Но автор этих книг не только писатель. Профессор Ефремов — ученый, который много лет провел в геологических и палеонтологических экспедициях. Он руководил, в частности, раскопками в пустыне Гоби, открывшими скелеты исполинских динозавров и гигантских млекопитающих.

А до того, в юности, Ефремов был и моряком и геологом-разведчиком.

Сейчас писатель-ученый готовит новые рассказы. Вместе с тем он снова собирается в экспедицию, которая будет проводиться совместно советскими и китайскими палеонтологами.

Окончил свое существование первый советский спутник нашей планеты, прекратил полет и второй. Появился в Космосе третий, весящий почти полторы тонны.

Колоссальная мощь ракеты, поднявшей третий спутник, делает совершенно реальным достижение Луны. Повысить на три километра в секунду скорость полета этого снаряда, и... ракета опишет гигантский эллипсовидный путь, протяженностью почти в миллион километров, обогнет Луну с ее никогда не виденной человеком стороны и вернется к Земле. Конечно, потребуются еще великие ухищрения человеческого ума на то, чтобы затормозить ракету около Земли или выбросить из нее контейнер с фотоснимками и записями наблюдений. Необходимо, далее, чтобы этот контейнер не только мог в сохранности опуститься сквозь атмосферу, но и подавать сигналы, по которым мы были бы в состоянии его найти.

Еще больше трудностей будет в попытке опустить на поверхность Луны управляемый по радио механизм или автомат, который сделал бы первые шаги по небесному телу, удаленному от нас на триста пятьдесят тысяч километров. Первые механические шаги. Потому что вторые — будут уже шагами человека!

Запуск искусственных спутников — это такое достижение, что полет к Луне более не мечта, не фантастические домыслы. Это реальность самого ближайшего будущего.

Достижение Луны — как много заключено в этих двух простых словах. Луна издревле была символом тайны для человечества. Ее бескрасочный негреющий свет кажется печальным, а тени, ложащиеся от освещенных луной предметов, так глубоки и темны. Всё, что знакомо и близко днем, при лунном свете ночью всегда кажется новым и загадочным, будь то лицо человека, дом или местность.

Это свойство лунного света, совершенно понятное нам теперь, при знании законов физики, в старину служило основой множества выдумок и суеверий.

Еще с первобытных времен появление и исчезновение луны, «нарождение месяца», само по себе было одним из самых непонятных явлений природы.

Теперь мы почти совсем перестали ценить свет, даваемый нашим спутником: лунный свет в городах вообще не нужен, а на дорогах и в сельских местностях всё больше становится электрических фонарей. И в неосвещенных местах пешеход ночью пробирается теперь с удобным и легким фонариком. А недавняя война приучила даже не любить светлые лунные ночи...

Сегодня только обитатели отдаленных и глухих мест, путешественники, да еще те народы, развитие которых задержалось в условиях колониального варварства, по-настоящему знают насколько безлунные темные ночи затрудняют жизнь, а подчас и таят в себе серьезную угрозу.

Но в первобытные времена, когда ночами властвовали многочисленные и грозные хищники, свет Луны был важнейшей подмогой человеку. Настолько важной, что в безлунные периоды приходилось отсиживаться в убежище. Надо было запастись топливом для костра и даже пищей, потому что уходить на охоту от убежища дальше чем на дневной переход становилось смертельно опасно.

Луна помогала одолевать страх перед ночной тьмой, и немудрено, что наши далекие предки считали ее божеством.

Позднее, когда миновала первобытная дикость и человек стал земледельцем или скотоводом, обладавшим запасами пищи, научившимся коллективно бороться со зверями, накопилось много наблюдений над природой.

Среди этих зачатков знания была и новая характеристика Луны. Было подмечено ее непонятное тогда влияние на приливы и отливы моря и даже на человеческий организм. Луна приняла облик таинственной богини ночи и колдовства, стала зеркалом, отражающим какие-то особые стороны земной жизни, скрытые днем. Таким наш спутник вошел в число божеств вавилонской, древнеегипетской, древнегреческой и финикийской мифологий, из которых много взяли наши европейские, христианские религиозные представления, а ещё больше — наши суеверия.

У поэтических эллинов бледный лик Луны отождествлялся с девственной богиней Артемидой и, в то же время, с злой Гекатой — «далеко разящей» богиней ночного волшебства, владычицей подземных чудовищ и привидений.

В Карфагене, несомненно из-за необходимости для торгового люда вести всякие тайные ночные дела, богиня Луны — Танит, или Танита, стала одним из трех главных божеств. С нею была связана вера в благополучие этого важнейшего торгового и морского центра тогдашнего мира.

Кому из нас не запомнились страницы в романе Флобера «Саламбо», где описывается, как главарь восставших рабов Мато попадает в храм Танит. Вытканное в незапамятные времена священное покрывало окутывает статую богини. Так велика тайна ее облика, что ни один смертный не смеет не только поднять, но даже коснуться покрывала!

...С тех пор протекли тысячелетия, давно забыта народами богиня Танит. Сама Луна доступна нашим мощным телескопам в таких подробностях, что мы изучили ее «географию» (селенографию) лучше, чем многие места нашей собственной планеты.

Пересчитаны не только горы и впадины, но и все трещины на поверхности нашего спутника. По силе притяжения, которое создается ею, Луна взвешена учеными. По ее весу и размерам установлены удельный вес и приблизительный состав этого небесного тела. Условия отражения света, так называемое альбедо, сравненные с отражением света от горных пород Земли, позволили определить, из чего сложены значительные области лунных гор. Бо́льшая часть каменных пород оказалась кислыми (то есть богатыми окисью кремния) лавами, сравнительно легкими по удельному весу. Это хорошо согласуется с плотностью спутника, вычисленной астрономическими методами.

Лишенная воды и воздушной оболочки поверхность Луны ничем не защищена от могучего излучения Солнца. Особенно сильно действует ультрафиолетовая и рентгеновская радиация. Мы на Земле надежно прикрыты от нее воздушной оболочкой, слоем озона и водяными парами. Без этой защиты коротковолновое излучение Солнца уничтожило бы все живое на нашей планете и разрушило бы даже сами горные породы.

Это и произошло на Луне, поверхностные слои которой обращены в тончайшую пыль, так как кристаллическое строение минералов, слагающих горные породы, разрушено ультрафиолетовыми и рентгеновскими лучами. И не только разрушено, но и обесцвечено — вместе со структурой ультрафиолетовые лучи уничтожают и цвет.

За исключением одного лишь красноватого места, вся поверхность Луны однотонно сера. Безрадостен бывший так много веков загадкой лик древней богини — абсолютно мертвый, бесцветный, покрытый пылью, копившейся миллионы лет! Эта пыль особенно глубока в так называемых «морях» — впадинах, где она лежит слоем в десятки, может быть сотни метров толщины. Впадины слабее отражают свет и кажутся много темнее, чем конусы кратеров и обрывы гор, вероятно изобилующие вулканическим стеклом, ослепительно сверкающим в ничем не ослабленном свете Солнца.

Другая сторона Луны, никогда не видимая нами (вращение Луны заторможено силой земного тяготения), возможно, отличается иным характером своей поверхности.

Такова в представлении современного человека загадочная Танита, казалось бы, лишенная ныне своего покрывала и оставившая будущим исследователям немного тайн!

На самом деле это совсем не так! Загадка, которую предстоит им разрешить, несравненно величественнее самых потрясающих тайн древней религии. Покрывало Таниты по-прежнему одевает Луну. И это вовсе не слой бесцветной пыли, хотя и пыль в отдельных местах Луны может скрывать от нас важные для науки факты.

Тем, кто первыми станут на обрывах лунных гор или добудут с помощью сложнейших автоматов образцы лунных пород, придется прежде всего дать ответ на вопрос: была на Луне жизнь или же ее никогда там не было. В палеонтологии (науке о вымершей жизни) Луны лежит ключ и к разрешению важнейших вопросов происхождения нашей Земли.

Если на дне впадин или в обрывах ущелий найдутся окаменелые остатки некогда живых существ — неоспоримое доказательство того, что Луна когда-то обладала водой и атмосферой, — то восторжествует теория происхождения Земли и других планет из первоначально раскаленной звездной массы. Тогда, значит, планеты постепенно остывали и рассеивали в пространстве свои водную и газовую оболочки тем быстрее, чем меньше и легче было то или другое небесное тело.

Если же на Луне не будет обнаружено никаких следов жизни, то придется признать правильной теорию, или вернее группу теорий (за которые в настоящий момент говорит много научных фактов), предполагающих, что солнечная система образовалась путем сгущения пылевого и газового облака. Центральный сгусток этого облака стал Солнцем, а отдельные сгустки разнокачественного по плотности материала, распределенного концентрическими кольцами, — планетами. Отсюда последует и наибольшая вероятность так называемой по́ровой теории строения и происхождения Земли. Согласий поровой теории, Земля, когда-то лишенная водной и газовой оболочки, мертвая, бесцветная и покрытая пылью, походила на теперешнюю Луну. Но так как размеры нашей планеты были гораздо больше, внутри нее сохранились огромные количества газов. Затем эти газы поднялись на поверхность и образовали постепенно водную и газовую оболочки. И в течение всей геологической истории Земли всё более увеличивается объем океанов и толщина атмосферы за счет выделяющихся из глубинных зон планеты воды и газов.

Почему же так важно для нас подтверждение поровой теории?

Всякое крупное научное открытие влечет за собой громадные практические последствия, даже если оно касается весьма отвлеченных проблем, в том числе и чисто астрономических. Вернемся на два века назад, когда, после открытия Галилеем спутников Юпитера, Гершель усовершенствовал астрономическую трубу и выяснил закономерности движения этих спутников. Казалось бы, какое практическое значение могли иметь движущиеся вокруг большой планеты крохотные светлые точки, с трудом различимые в трубу. Однако эти ничтожные планетки стали надежной опорой для вычислений поправки морских хронометров. Корабли стали двигаться гораздо точнее, резко сократилось число береговых катастроф, происходивших из-за неправильных навигационных вычислений. Поскольку открытие было совершено английскими астрономами, оно прежде всех стало использоваться в английском торговом и военном флоте. И своим морским могуществом Англия XVIII века немало обязана крохотным искоркам, обнаруженным в недоступной небесной дали около большой планеты.

Палеонтология Луны, казалось бы, сугубо отвлеченный вопрос. Но покрывало Таниты, возможно, скрывает факты, которые будут иметь гигантские практические последствия. Особенно важные результаты может принести подтверждение поровой теории строения Земли.

Говоря это, я совсем не имею в виду очень отдаленные перспективы жизни нашей планеты, когда, как утверждают некоторые ученые, произойдет полное ее высыхание или утрата значительной части атмосферы, рассеивающейся в космическом пространстве. Ведь даже наиболее пессимистические предсказатели не могут не согласиться с тем, что ощутительные последствия этого процесса (даже если бы он действительно имел место) могут наступить лишь через многие сотни миллионов лет. Справедливость поровой теории, которая означала бы, что количество воды и газов на земной поверхности увеличивается, важна для нас не с этой стороны.

Из поровой теории, как и вообще из всей группы новейших теорий, устанавливающих происхождение нашей планеты из первичных сгущений пыле-газового облака, следует, что нефть на Земле и других планетах имеет неорганическое происхождение. Она возникла на самой заре их существования, и, возможно, наиболее богатой нефтью из всех планет окажется Венера. Может быть, на ней плещутся нефтяные океаны и страшные бури гонят облака нефтяного тумана в атмосфере, состоящей из более легких углеводородов.

Согласно поровой теории, и в глубинах нашей планеты всё еще находится первичная нефть. Количества ее невообразимо превосходят все запасы, какие могли бы исчислить геологи (даже отбросив узкие пределы, ставящиеся теорией органического происхождения нефти и положением о ее «материнских породах»).

Если исследование Луны подтвердит поровую теорию, то запасы нефти, которые должны оказаться в глубинах земного шара, способны обеспечить выгоднейшим горючим и химическим сырьем многие тысячелетия развития человечества. Неотложным делом будет развитие глубинной геологии, чтобы научиться отыскивать залегающие в еще не доступных недрах планеты источники первичной нефти.

Не следует упускать из виду и ещё одну возможность, которая откроется с подтверждением поровой теории. Если Луна составляла некогда единое целое с Землей, то при отделении от нее наш спутник унес с собой значительную часть сравнительно легких химических элементов земной коры. Но минералы земной коры, обладающие большими молекулярными промежутками (что свойственно легким горным породам, образовавшимся при малом давлении), являются как бы губчатой массой, способной задерживать химические элементы с крупными атомами — уран и торий, ртуть, свинец и другие — и накапливать их. Поэтому на Луне возможны крупные концентрации (месторождения) разных элементов с большим атомным радиусом.

Вслед за этим практически важным (но для гигантского фронта науки — частным) вопросом будут разрешены и многие другие проблемы происхождения солнечной системы.

Мы сможем с гораздо большей уверенностью предсказать, что ожидает нас на соседних планетах — Марсе и Венере и даже на более отдаленных планетах-гигантах, как Юпитер, Сатурн, Уран.

* * *

Вот что откроется под покрывалом Таниты, как только его коснется рука отважного исследователя. Не только отважного, но и располагающего большими силами труда и техники — потому что поднять это покрывало мы сможем лишь при новом рывке науки вперед.