«После полета Гагарина что вы считаете фантастическим?» (1961)

«Советская культура». — 15.04.1961. — № 45 (1225). — С. 4.

Отвечают:

Георгий Гуревич

Когда взбираешься на вершину, кругозор становится шире. Полет Гагарина — это одна из самых высоких вершин, достигнутых человечеством. Его успех окрыляет всех нас, и мы теперь уверены, что наши самые смелые мечты осуществятся. А так как перед нами бесконечная Вселенная и бесконечное будущее, и беспредельное движение вперед, то и мечты, и фантастические идеи тоже будут бесконечны.

Иван Ефремов

Полет Гагарина отнюдь не исчерпывает фантастики. Как раз наоборот. По-моему, он является ключом, раскрывающим двери в необъятную даль будущего для беспредельных и неисчислимых новых достижений. Великое значение полета Гагарина в том, что самая смелая, самая фантастическая мечта становится реальностью в соединенных усилиях науки и труда нашего народа.

Владимир Немцов

Бывают, конечно, сказки, в которые трудно поверить, но вряд ли можно и опровергнуть то, что кажется в них невероятным. Я готов представить себе, что за пределами Солнечной системы есть планеты, населенные «прозрачными людьми», а на других планетах люди перестали пользоваться языком и общаются между собой безмолвно, передавая мысли на расстоянии. Об этом пишут некоторые фантасты. Придумать всякое можно.

Но после полета Гагарина я считаю самым фантастическим, что наконец-то все родители поймут, как надо воспитывать настоящего человека, достойного нашего великого времени. Самой безудержной фантастикой считаю, что мамы и папы, по примеру родителей Юрия, будут отпускать своих сыновей в большой беспокойный мир, где мужает и крепнет подлинный советский характер. Об этом убедительно рассказывает биография первого космонавта.

Пусть бы родители выучили ее наизусть, и, воспитывая в сыне стремление к самостоятельности, открыли бы ему дорогу, если не в космос, то на просторы нашей великой Родины, как делают это миллионы отцов и матерей.

Но я говорю о всех родителях, а это уже самое что ни на есть фантастическое.

Александр Казанцев

Гагарин открыл дверь, за которой — дорога крутого подъема к самым удивительным достижениям человеческого знания.

Сейчас по этой дороге идет наша мечта, а завтра по ней пройдут последователи Гагарина.

Георгий Мартынов

Я считаю, что после полета Гагарина, космические путешествия на Луну и ближайшие планеты фантастикой не являются. Это уже ближайшая задача, задача завтрашнего дня.

Писателям, пишущим на космические темы, остаются только путешествия по Большой Вселенной. И, конечно, остается очень много фантастических тем, не связанных с космическими полетами.

Аркадий и Борис Стругацкие

Фантаст сейчас, как и раньше, может писать о чем угодно, он даже обязан это делать. Идей всегда будет бесконечно много. Но все эти идеи неизбежно покажутся когда-нибудь привычными и обыденными. Потому что человеку свойственно стремление знать, потому что всегда были, есть и будут люди, превращающие фантастику в реальность. И если фантаст хочет создать что-нибудь действительно полезное, он должен в меру своих сил и способностей писать прежде всего об этих людях. О настоящих людях. О таких, как Юрий Гагарин и тех, кто силой знания и упорным трудом дали человечеству возможность совершить прыжок в космос.