«Приветствую приход твой, коммунизм!» (Беседа с писателем)

«Ленинская смена» (Горький). — 8.03.1958.

Многочисленные рассказы и повести Ивана Антоновича Ефремова задумывались им на таежных привалах, в каюте енисейского парохода, во время перелетов над дикими хребтами Джуг-Джура... Большой советский ученый-палеонтолог, профессор, доктор наук, он всегда умел и умеет находить время на то, чтобы в своих увлекательных книгах поведать нашей молодежи о людях большой творческой мысли, об их страстных исканиях в мире науки, унестись вместе с читателем в область пока еще неведомого, но уже близкого к своему разрешению — в окрестности тайны, занавес которой Иван Антонович и приподнимает вместе с нами.

«Заглянем к заокеанским соседям...

В журнале «Техника — молодежи» вышел новый научно-фантастический роман Ефремова «Туманность Андромеды». Вскоре отдельные главы этой книги появились и на страницах немецкой молодежной газеты «Юнге Вельт», и во французской «Юманите-диманш», отдельными брошюрами начало подготавливать это произведение к печати бухарестское издательство в Румынии.

Чем объяснить такой быстрый успех книги? Увлекательностью, остротой сюжета? Да, несомненно. Но не только этим. Ведь «Туманность Андромеды» — первое за последние годы и несомненно удачное разрешение очень большой и очень важной темы — темы нашего коммунистического завтра, воплощенной в художественном произведении.

И, разумеется, первым вопросом к Ивану Антоновичу было: «Как и когда вы задумали эту книгу?»

— Прежде чем ответить, — говорит Иван Антонович, — давайте заглянем к нашим заокеанским соседям, вернее, в научно-фантастическую литературу современной Америки. Вот познакомьтесь...

Иван Антонович снимает с полки целую кипу небольших книжонок стандартного образца с кричащими, отливающими всеми цветами радуги обложками. Гигантские взрывы, терзающие друг друга гориллообразные существа, девицы в «пикантных» костюмах (вернее почти без оных), бой гладиаторов, вооруженных атомными пистолетами. Цена — 35 центов, тираж — огромный. Это читает американская молодежь.

— Страшное, я бы сказал невероятное духовное убожество, — продолжает И.А. Ефремов. — Тот же пресловутый «комикс», только с изрядной дозой ничем не обузданной, не укладывающейся ни в какие рамки науки фантазией. Здесь фигурируют Среднегалактический Император, всеиспепеляющие войны между планетами и даже союзами планет, индивидуализм, возведенный в дикую степень, культ доллара, нажива и грабеж, грабеж и нажива.

— Вот тут-то, как говорится, у меня и загорелось сердце. Страстно захотелось показать нашим советским юношам и девушкам и их зарубежным друзьям, к чему стремимся мы, коммунисты, каким мы представляем себе будущее, какими видятся нам наше завтрашнее общество, наука, техника! Ведь мы строим коммунизм, и мне захотелось вместе с молодежью помечтать на страницах книги об этом грядущем светлом дне.

«Да, основа вполне реальна!

«Молодежи свойственно увлекаться романтикой», — говорил на XIII съезде ВЛКСМ тов. Хрущев.

...Романтика! Она влечет молодежь, зовет ее и на труд, и на подвиг, учит не бояться трудностей, воспитывает смелость, честность, любознательность. Но только тогда, когда герои книг — люди долга, патриоты, борцы.

Говоря об этом, Иван Антонович вспоминает о начале своей работы над «Туманностью Андромеды».

— Мне было с чего рисовать образы людей будущего, людей нашей планеты тех времен, когда общество станет бесклассовым и когда целью народов станет во всей своей величественной красоте труд, борьба за покорение неведомых глубин Вселенной. На Земле не останется сил, которые тормозили это движение вперед, и все без исключения люди объединятся в своем титаническом усилии познать то, что еще не узнано, разрешат самую казалось бы неразрешимую проблему пространства и времени.

Дар Ветер, Эрг Ноор, Мвен Мас, эти герои романа — самоотверженные подвижники будущего, они имеют в себе очень много черт наших лучших современников. Даже эпизод, когда экипаж космического корабля «Лебедь» навсегда расстается с Землей, с близкими, с друзьями, чтобы достигнуть огромных глубин Галактики, не представляет собой чего-либо необычного в понимании советского человека. Эрг Ноор и его товарищи знают, что они состарятся и умрут в корабле. Но до цели путешествия долетят их дети. Они или, быть может, их потомство вернется на Землю, вернется, чтобы принести человечеству еще одну победу над мировым пространством.

Необыкновенно? Ничуть! Разве в наши дни люди не жертвовали жизнью ради счастья будущих поколений? Таких примеров тысячи. И я с чувством, вполне понятным каждому из нас, вкладываю в уста героев романа воспоминание о наших современниках. Улетая навсегда к далекой и таинственной туманности, герои книги в мыслях и сердце своем воздавали должное тем, кто боролся и умирал в XX веке за их настоящее, за то, чтобы они — люди будущего — имели возможность совершать свой благороднейший подвиг во имя человечества.

Такая реальная основа была для написания книги и в области научной. Последние достижения ядерной физики, запуск советских искусственных спутников Земли и многие другие победы человеческого разума над силами природы — вот база и предвестники межгалактических полетов будущего.

«Вечером надо полететь на Луну...

Читая книгу И.А. Ефремова «Туманность Андромеды», нельзя не проникнуться глубочайшим уважением к ее героям. Автор в основном развертывает действие романа в кругу людей науки, больших ученых Земли.

— Чем объяснить, что вы так ярко обрисовали именно этих персонажей произведения? Видимо вам, как ученому, они более близки и понятны?

— Совсем не поэтому, — говорит Иван Антонович, — то время, в которое уносит книга читателя, я верю, таким и будет. Наука сделает столь гигантский скачок вперед, что каждый человек уже XXI—XXII веков в какой-то степени будет ученым. Сложная, многообразная техника прочно войдет в повседневный быт. Если сейчас мы совершенно обыденным, спокойным тоном говорим: «Завтра поеду на дачу!», то через несколько десятков лет так же будет звучать фраза: «Вечером надо полететь на Луну: у сына завтра день рождения...». Вполне понятно, что подобный расцвет науки и техники предопределит такое количество ученых, о котором сейчас мы можем только мечтать.

Почти каждый человек будет иметь большое и фундаментальное образование. Мы говорим «ученый» и порой представляем себе убеленного сединами человека где-нибудь в окружении реторт и пробирок или почтенного старичка, склонившегося над увесистым фолиантом. Так ведь уже сейчас это — не всегда верно. И в наши дни сотни ученых, которым иногда нет еще и тридцати лет, работают в шахтах, в цехах, у конвейеров. Чтобы отличить его от рядом стоящих, к примеру, слесарей, надо не меньше, как знать этого человека в лицо. Это наша давно уже ставшая обычной советская действительность.

А в будущем? Мы встретим ученого везде, и, не боясь преувеличения, можно сказать — на каждом шагу.

И вот еще что: потребность в глубоких знаниях, в постоянном совершенствовании и углублении их станет такой же жизненной потребностью у человека коммунистического завтра, как сегодня у большинства советских людей появилась потребность в труде, в созидании на общее благо.

Все это я постарался показать в «Туманности Андромеды». Удачно ли я это сделал, — пусть судят читатели и в том числе горьковчане. Мнение их о книге меня интересует так же глубоко, как и отзывы других наших юношей и девушек.

«А мы, молодые, за это!

Иван Антонович показывает внушительную пачку конвертов. Каких только штампов на них нет — и на иностранных языках, и на нашем, русском. Пермь, Вологда, Дубно, Баку... Это отзывы молодежи на его «Туманность Андромеды». Но не только молодежи...

— Вот об этом я и хочу рассказать, — улыбаясь, говорит Ефремов. — Здорово мне досталось от некоторых пожилых читателей. И фантастично-де слишком, и много, мол, решено проблем, которые пока еще «не по зубам» современной науке. Ну, что ж — согласен. Фантастики много, но (еще раз повторю) на вполне реальной основе уже достигнутого человеческим гением. А проблемы науки для того и выдвигаются, чтобы их решать, и решать скорее. Кто знает, может быть, школьник, прочтя эту книгу, серьезно задумается над ее проблемами, запомнит их, а со временем и решит. Это было бы для меня, автора, величайшей, неоценимой наградой.

А вот молодежь пишет, что «мы — за!» Мы — за то, чтобы больше было книг о будущем, о завоевании тайн Вселенной, о благородстве человеческого духа, о наших далеких потомках, для которых мы готовим сейчас их завтрашний день.

Разве не согласишься с этим! Вот, например, группа аспирантов Центрального объединенного института ядерных исследований в Дубно пишет, что им было приятно прочитать о том, как атомная энергия в романе нашла свое истинное предназначение — служение мирным целям. А студентка из Баку говорит, что ей книга помогла образнее представить себе завтрашний день. Она не сомневается, не делает каких-либо оговорок. Эта девушка твердо и беззаветно верит, что будущее людей Земли — коммунистическое общество!

«Чудесно, когда сбываются мечты!

Много интересных, волнующих рассказов написал Иван Антонович Ефремов. Почти все они посвящены будущим открытиям человечества, все они воспевают упорный и кропотливый труд, самозабвенное стремление к достижению общественно-полезной цели.

Вы скажете — мечта! Да, высокая и светлая мечта. И, главное, нужная нам, молодым строителям коммунизма, мечта.

Есть скептики, говорящие, что научно-фантастическая литература якобы уводит читателя от сегодняшнего дня, от насущных задач современности.

Иван Антонович в доказательство противного убеждает фактами.

Вспомните его рассказ «Алмазная труба», написанный в 1945 году. В нем говорится о том, как два советских геолога, убежденные в том, что в Якутии должны быть месторождения алмазов, искали их, рискуя жизнью, и нашли!

— Видите этот столик, — говорит Иван Антонович. — На нем я написал этот рассказ. А несколько лет спустя один из моих старых знакомцев по путешествиям положил на этот стол несколько найденных им в Якутии алмазов. Мечта была реальной, она стала явью.

Или «Озеро горных духов». Ведь нашли же, правда, не в жидком состоянии, месторождения ртути на Алтае! В повести «На краю Ойкумены» я писал об извечной мечте африканских народов о свободе, счастье. И вот опять воплощение мечты в жизнь — недавно на карте Африки появились новые государства, сбросившие с себя цепи порабощения: Гана, Ливия, Объединенная Арабская республика и другие.

— А над чем работаете сейчас, Иван Антонович?

— Во-первых, приму участие в организации совместной советско-китайской научной экспедиции, которая пройдет через всю Азию. Это — в области моей научной работы. А в литературной — заканчиваю большой рассказ «Сердце змеи» — по имени известной звезды, названной так древними арабами (Унук-альхай). Рассказ этот — как бы ответ американскому писателю Мюррею Лейнстеру на его произведение «Первый контакт». В нем звездный корабль с Земли встретился в космосе с ракетой путешественников другой планеты. Опять вражда, индивидуализм, жажда крови. Примерно такой же сюжет я решил по-своему. У меня встретившиеся у звезды Унук-альхай представители двух планет твердо верят, что захватническая война — величайшее бич и бессмыслица. Торжествует идея мира и сотрудничества жителей разных миров...

Думаю еще поехать к подмосковным шахтерам и посвятить их труду книгу.

Передайте мой самый горячий привет молодым горьковчанам, скажите им, что, когда я писал свою «Туманность Андромеды», моим лозунгом было: «Приветствую приход твой, коммунизм!»

Ю. Иванов,
наш спец. корр.

На правах рекламы:

Стяжка пола в самаре механизированная стяжка пола.