«Сила разума» (К запуску искусственного спутника Земли) (1957)

«Правда». — 1957. — 7 окт.

Проблема запуска искусственных спутников уже несколько лет обсуждается на страницах мировой печати. Еще более смелые предположения создавалась в научно-фантастической литературе, где вольная фантазии не связана жесткими условиями материальных возможностей, места и времени.

Я сам недавно закончил роман о будущем коммунистическом обществе, где планеты покорны человеческому могуществу, звездолеты летают с колоссальной скоростью и объединенное трудовое человечество уверенно идет в космос широкой дорогой. И тем не менее известие о запуске искусственного спутника потрясло меня до глубины души.

Хочется спросить: все ли понимают, что случилось необычайное? Мы давно покончили с медлительной жизнью старой России и привыкли к тому, что каждый год приносит нам известия об удивительных открытиях и достижениях наших ученых, техников, искусных мастеров творческого труда и исследования. То в глубинах Тихого океана открывают невиданных животных — погонофор, которые кажутся упавшими в наше море с какой-то другой планеты, то в недрах якутской тайги находят богатейшие месторождения алмазов, до сих пор бывших монополией африканских стран, то отправляют гигантскую ракету, способную пересечь любой океан и любой материк Земли.

Но то, что сделано сейчас, несравнимо ни с какими прежними достижениями!

На высоте девятисот километров, практически за пределами земной атмосферы, там, где чрезвычайно разреженный газ не составляет препятствия для движения, где наше Солнце — не золотистое, ласковое светило, а грозное сине-серое, изливающее потоки убийственных жестких излучений, где звезды горят ярчайшими пронзительными иглами, несется сейчас вокруг планеты пятипудовый шар. Перед бездной космического пространства, в черной тьме и невообразимом холоде, шар описывает орбиту в сорок пять тысяч километров длиной, со скоростью около тридцати тысяч километров в час. Внутри него неутомимо работают приборы. Мы слышим сигналы этого шара во время его стремительного полета над материками и морями. В первый раз человек поднял на поверхность воздушного океана своей планеты умный снаряд.

В голубое небо дня, в звездный покров бесчисленных ночей человек обращал свои взгляды, вначале бессмысленные, потом затемненные религиозными страхами и, наконец, пытливо ищущие ответов на «вечные» загадки жизни.

Планеты и звезды, непонятные, необъяснимые, горели над кострами наших пещерных предков, с каменными топорами стороживших свои семьи от диких зверей. Эти же звезды указывали путь кочевникам степей и робким мореплавателям того времени, когда земные океаны считались непереходимыми рубежами мира, гранью, навсегда отделявшей загробные страны мертвых от пределов, положенных богами для живых людей.

За прошедшие тысячелетия человечество узнало свою планету и поразительными ухищрениями своих изобретательных умов разгадывает тайны звездных бездн.

Множество дерзких мечтателей обращалось к необъятным просторам Вселенной. Но до конца прошлого столетия не нашлось мыслителя, осмелившегося приступить к реальному покорению космоса, к разрешению техники межпланетных полетов.

Первый, кто взялся за эту невероятно трудную задачу, был наш соотечественник К.Э. Циолковский.

Его труды продолжены учеными Советской страны. Как не радоваться, когда нашему народу удалось выполнить труднейший подвиг всех времен и народов, всей истории человечества — выйти за пределы воздушной оболочки нашей планеты и стать лицом к лицу с космосом.

Как не бросить это великое и гордое достижение мысли, труда и воли в лицо всем буржуазным скептикам и циникам, потерявшим веру в человека, в красоту будущей жизни научно устроенного коммунистического общества!

Наша страна выполнила этот подвиг в условиях напряженной международной обстановки, отнимающей столь много сил и средств для обеспечения мира, — в этом сила и величие нашего народа.

Я верю в эту силу и вижу, как за первым спутником последуют другие, все бо́льшие, все дальше удаляющиеся от Земли, пока не повиснет в космическом пространстве громадная станция межпланетных кораблей. И это уже не мечта фантаста-писателя, а самая реальная будущность, вовсе не такая далекая, как могло казаться всего несколько лет тому назад.