Общие выводы

Рассмотренные нами основные факторы образования местонахождений, конечно лишь в грубом приближении отражают бесконечную сложность действительных процессов. Однако даже предварительное ознакомление с этими процессами дает возможность сделать два важнейших вывода, очень существенных для познания действительного богатства наземной жизни в древние геологические периоды.

Мы видим, что для образования доступного нашему изучению местонахождения необходим ряд совпадений в разнородных процессах как биосферы, так и литосферы. Только в последовательной совокупности этих совпадении могут возникнуть богатые и потому замечаемые нами местонахождения наземной фауны и флоры. Общая схема последовательности и совокупности совпадений представлена на рис. 34. Если несмотря на всю сложность совпадений, необходимых для образования местонахождений, мы все же нередко находим крупные местонахождения наземной фауны, то этот факт непреложно свидетельствует об огромном богатстве подлинно существовавшей древней фауны того времени. Наличие крупных местонахождений наземных позвоночных в верхнем палеозое говорит нам о том, что численность и разнообразие наземной фауны были уже в то время очень велики. Всякая находка крупного местонахождения, хотя бы содержащего немногие и однообразные формы, неоспоримо свидетельствует о большом богатстве наземной фауны в данный отрезок времени, ибо каждое образовавшееся местонахождение имеет за собой огромное число несостоявшихся совпадений. Поэтому, коль скоро мы находим в древнейших наземных отложениях большие местонахождения, — все прежние предположения о слабом развитии, бедности наземной фауны должны быть признаны неверными и перенесены на еще более древние горизонты. С другой стороны, отсутствие тех или иных форм в местонахождениях, даже отсутствие целых классов, не дает нам права судить об их более позднем появлении и предполагать их действительное отсутствие в фауне данного возраста. Для достоверности этих заключений сначала должен быть решен вопрос о наличии или отсутствии в данной группе отсутствующих в местонахождении форм, типичных для захоронения адаптаций, и проведен общий тафономический анализ всех местонахождений данного отрезка времени.

Рис. 34. Схема общего цикла образования местонахождений

Всякая группа наземных форм, составляющая фауну какого-либо отрезка геологического времени, может попасть в захоронение и появиться в местонахождениях лишь при достижении определенного количественного расцвета и определенной плотности населения. В свете этих представлений становятся совершенно понятными преобладающие в геологической летописи случаи внезапного массового появления «новых фаун» в богатых местонахождениях, фаун, не имеющих «корней» в более древних слоях.

В геологической литературе распространены предположения о неточности стратиграфических датировок, даваемых наземной фауной. Скопления остатков наземных фаун в крупных местонахождениях обычно принимаются за свидетельство катастрофических «вымираний», «миграций», «случайных переживаний» и т. д. Поэтому такие исключительные случаи якобы не могут служить для датировки отдельных свит и особенно корреляции разрезов между собою. Выше мы видели, что богатые местонахождения получаются только при наличии обильной фауны, которая, конечно, была типична для данного отрезка времени. Исчезновение более редких форм из местонахождений идет значительно скорее, чем исчезновение этих же форм из реально существовавших фаунистических комплексов, поскольку, убывая в числе особей, они перестают давать местонахождения. Нужно думать, что стратиграфия по наземным фаунам и флорам (разумеется, с учетом тафономических поправок) нисколько не менее, а в некоторых случаях и более точна, чем по морской фауне.

Рис. 35. Главные решетки выборочности захоронения

Второй вывод, который можно сделать при анализе процесса образования местонахождений, это заключение о широком распространении выборочных факторов в образовании документов геологической летописи. Все перечисленные в настоящей главе факторы выборочности захоронения еще очень неполны, и дальнейшее исследование, конечно, увеличит их число и уточнит значение. Однако убедительным является вывод о том, что всякое местонахождение никогда не отражает действительного состава фауны в месте своего образования и всякое, даже очень большое скопление фоссилизованных остатков наземной фауны обязательно является неполным.

Последовательность этапов формирования местонахождений показывает, что принятые в палеонтологии термины, отражающие измененный против действительного состав фауны в местонахождении, — танатоценоз, тафоценоз — являются не вполне точными. Если проследить основные факторы, изменяющие состав фауны в процессе формирования местонахождения, то становится очевидным, что термин танатоценоз должен применяться для обозначения скопления остатков умерших животных, находящихся еще в пределах биосферы. Термин тафоценоз должен обозначать скопление остатков сразу после этапа захоронения. Поскольку этап фоссилизации также изменяет состав фауны в тафоценозе, то конечный продукт всей совокупности процессов — минерализованные остатки фауны в местонахождении — должен для обозначения отличий своего фаунистического состава иметь особое название. Я предлагаю название ориктоценоз для совокупности уже фоссилизованных остатков, находимых в местонахождениях.

В процессе образования каждого местонахождения имеются свои специфические черты, и эти черты определяют конечный фаунистический состав местонахождения (ориктоценоз). Установление направления выборочности захоронения может быть сделано только при подробном анализе совокупности сформировавших местонахождение процессов. Только при помощи тафономических исследований может быть понято место и значение выборочно попавших в местонахождение форм в фауне и биоценозах, действительно существовавших в данном отрезке времени и пространства. Вместе с огромным числом индивидуальных для каждого местонахождения факторов выборочности имеются более крупные факторы общего значения, вернее совокупности факторов для каждого этапа образования местонахождения. В результате выборочности каждого из отдельных этапов (рис. 35) живущая фауна переходит в литосферу, в местонахождение, постепенно теряя значительную часть составляющих ее форм. Живой биоценоз, через образование концентраций живых форм, массовую гибель или вообще смерть, переходит в танатоценоз — скопление остатков, еще не захороненных и находящихся в пределах биосферы (I этап). Танатоценоз через перенос и отложение (захоронение) переходит в тафоценоз — скопление остатков, захороненных в жидком осадке и еще не фоссилизованных (II этап). Тафоценоз после процессов фоссилизации остатков и литификации вмещающих осадков переходит в ориктоценоз — скопление минерализованных остатков в осадочной горной породе (III этап).

Сначала отсекаются все редкие или не имеющие большой численности особей формы (танатоценоз), затем формы, нормально обитающие в удаленных от крупных водных бассейнов и крупных седиментационных обстановок областях материков (тафоценоз), и, наконец, все бесскелетные формы или со слабым, плохо сохраняющимся скелетом, молодь, личинки и т. н. (ориктоценоз). В результате зачастую в местонахождении мы получаем «искусственно созданную фауну», составленную из взрослых особей наиболее многочисленных в данной фауне форм, притом подобранных по адаптациям, тяготеющим к водным бассейнам. Последнее имеет особенно сильное выражение в местонахождениях палеозойских наземных форм, соответственно сохранению местонахождений только в крупных ультрафациях, расположенных низко, вблизи общего базиса эрозии. Размеры захороненных форм и особей в тафоценозе могут колебаться в ту и другую сторону, но средняя унификация размеров с захоронением только малых, только средних или только крупных форм свойственна тафоценозам почти всех местонахождений, за исключением тех, которые образовались путем переноса остатков в плавающем состоянии или путем нагромождения потоками пролювиального типа.

В совокупности процессов внутриформационных перемывов и переотложений при осадконакоплении континентальных толщ всякое нахождение целых скелетов или связанных естественно частей этих скелетов есть уже подтверждение изначальной ненормальности отложения данной породы. С другой стороны, раскиданные остатки еще не являются доказательством их первоначального рассеяния в тафоценозе, в процессе захоронения. Остатки могли быть раскиданы и окатаны вторично при последующих внутриформационных перемывах. Выводом из вышесказанного является необходимость распознавания «сингенетически» отложенных остатков и остатков, отложенных вторично до фоссилизации и после фоссилизации. Детальное изучение процессов третьего этапа образования местонахождений поэтому еще более необходимо.

На правах рекламы:

• Продажа зимней резины в Самаре