Монгольские палеонтологические экспедиции

После окончания Великой Отечественой войны жизнь в Советском Союзе постепенно налаживалась. В Палеонтологическом институте вновь подняли вопрос об организации научной экспедиции в Монголию для исследования динозавровых местонахождений в пустыне Гоби. Впервые идея проведения крупных азиатских экспедиций возникла еще в 1932 году. Тогда планировались две экспедиции: Джунгарская в районе Урумчи и в Монголию по следам американской экспедиции 1922 года, организованой Американским музеем естественной истории. Американцы в течение нескольких лет исследовали значительные площади Южной Гоби и некоторых районов внутренней Монголии, открыли местонахождения древних пресмыкающихся и млекопитающих. Сенсацией стали находки меловых млекопитающих и целых кладок динозавровых яиц. По результатам экспедиции американских ученых была издана книга, которую Иван Ефремов тщательно изучил еще в середине 1930-х годов. В 1944 году Иван Ефремов подытожил сведения о динозавровых находках в Средней Азии, изучил материалы Центрально-Азиатской экспедиции Американского музея естественной истории, собрал сведения о находках костей в Монголии. В обзорной статье, написанной Иваном Ефремовым о динозавровых фаунах, был сделан вывод, что гобийская часть Монголии откроет более полную картину исторического развития динозавровых фаун Центральной Азии.

Правительство Монголии поддержало идею советских палеонтологов и предложило АН СССР организовать экспедицию для поисков ископаемых животных. Начальником экспедиции назначили Ивана Антоновича Ефремова, обладавшего незаурядным опытом полевых исследований, организаторскими навыками и непререкаемым авторитетом ученого и путешественника, «научную силу» будущей экспедиции составили директор Палеонтологического института Юрий Александрович Орлов и профессор Геологического института В.А. Громов — специалист по позднейшим млекопитающим и четвертичной геологии. Начальником раскопочного отряда стал Ян Мартынович Эглон. Искусным специалистом по обработке костей была Мария Федоровна Лукьянова — единственная женщина в экспедиции.

Участники экспедиции выехали в Монголию в августе 1946 года. В Улан-Баторе они в срочном порядке оборудовали склад, Завозили горючее, продукты, другие необходимые для долгого путешествия вещи. В состав экспедиции, кроме научных работнков, вошли три водителя, повар и пятеро рабочих. Молодой геолог Лубсан Данзан, прикомандированный от Монгольского комитета наук, был также переводчиком.

В то время монгольские ученые еще не исследовали южную часть страны, которая граничила с Китаем. Для подготовки экспедиции сотрудники комитета наук искали в архивах старые записи, отчеты путешественников и свидетельства местных жителей, видевших в пустыне «кости дракона». От успеха первой экспедиции зависело очень многое. Главной задачей было правильно определить район предстоящих поисков. Восток страны на тот момент был изучен, в последние годы там часто находили кости древних животных. Но Ефремов рассудил так, что успех в исследовании востока будет хоть и гарантированным, но «средним». Перспективнее было изучить южную часть пустыни Гоби. «Там, в неизученных районах, были огромные массивы красных пород — отложений древней Центральноазиатской суши. В больших впадинах между недавно поднявшимися хребтами мы надеялись открыть богатые местонахождения остатков ископаемых животных».

Передовой отряд в составе Орлова, Громова и Эглона отправился в пустыню в начале сентября, они занялись обустройством базы. Основной отряд, возглавляемый Иваном Ефремовым, выехал через две недели. База экспедиции была устроена в поселке Далан-Дзадагад, который был административным центром Южной Гоби. Еще до приезда Ефремова удалось обнаружить два интересных местонахождения, в том числе Баин-Дзак, где были найдены кладки динозавровых яиц. По словам монгола-проводника много «драконьих костей» находилось недалеко от горного хребта Нэмэгэту («Защищающий от ветра»), далеко к юго-западу. Чтобы добраться до него, нужно много километров преодолеть по безводной пустыне. Первую часть дороги, до Номон-Сояна, проехали по дорожному накату, затем взяли проводника, который был знаком с местностью. Экспедиция вышла к огромным обрывам Нэмэгэту, где и было обнаружено богатейшее кладбище динозавров. Среди находок были кости и черепа древних ящеров, среди которых были хищные динозавры, утконосые травоядные зауролофы, гигантские зауроподы. В октябре обследовали межгорую впадину Ширэгин-Гашун с останцем Цундж, здесь тоже были обнаружены останки древних животных. После возвращения на базу и приведения в порядок дневников и карт, экспедиция отправилась за гору Арца-Богдо, во впадину Оши, открытую американцами. По дороге обследовали Баин-Дзака, найденный ранее, из-за поломки машины пришлось вернуться на базу.

В ноябре 1946 года были обследованы горы Тушилге и Чойлингин, горный массив Хамарин-хурал, затем экспедиция добралась до огромной впадины Халдзан-Шубуту, на краю которой находился обрыв Баин-Ширэ. Первый же осмотр показал: плиты переполнены костями динозавров. Местонахождение заслуживало подробного изучения. был найден огромный скелет, судя по сохранившимся шипам и копытам, панцирного динозавра. Оставив Орлова и Эглона для того, чтобы они вынули скелет, Ефремов с Громовым отправились на разведку в горы Хара-Хутул, где нашли множество ископаемых растений, кости и огромную глыбу с черепом. Подогнав машину, погрузили глыбу в кузов. После возвращения в лагерь Ефремов с сожалением увидет, что скелет не удалось достать. Его законсервировали.

Во время первой Монгольской экспедиции в Южной и Восточной Гоби были найдены выдающиеся местонахождения, Орлов и Громов вернулись в столицу в ноябре, Ефремов, Эглон и Лукьянова остались в Монголии до конца декабря. После возвращения им предстояло подготовить научный отчет и извлечь из породы самые интересные кости: они должны стать наглядным итогом разведочной экспедиции и доказать необходимость организации больших раскопочных работ в дальнейшем.

Следующая экспедиция в Монголию отправилась в 1948 году, она продолжалась одиннадцать месяцев. Иван Ефремов отправился в Улан-Батор в начале зимы. В этот раз раскопки проводились уже в известных местах, в Восточной и Южной Гоби. Было сделано множество новых находок, удалось выкопать разведанный в прошлом году скелет на Баин-Ширэ. О серьезном отношении к работам в Монголии можно судить по письму, отправленному Ефремовым Быстрову: «...совершенно очевидно, что неиспользование в максимальной степени предоставленных нам правительством трёх лет будет навеки преступлением перед советской наукой и грядущими поколениями (извините за высокопарные выражения). Мы должны за три года вырвать отсюда тонны полтораста превосходных материалов, и тогда это будет такой взнос в нашу науку, который сам по себе оправдает существование кучки позвоночников. Однако мы должны быстро препарировать эти материалы, любой ценой, иначе они лягут под спуд, успеха не будет и для музея тоже. Для всего этого нужны кадры...». Итогом экспедиции стали более пятидесяти тонн первоклассных находок.

Третья экспедиция в Монгольскую Гоби состоялась в 1949 году. В мае группа ученых прибыла в Улан-Батор. Работы начались в июне. Состав научных сотрудников и рабочих в основном был тот же самый: люди, несмотря на труднейшие условия, хотели работать под руководством Ефремова. Новым человеком в экспедиции был кинооператор Н.Л. Прозоровский, который снимал фильм о работе палеонтологов. В этот раз были обследована западная часть Монголии, до озер Хиргиснур и Хара-усу. Было обнаружено большое местонахождение Алтан-Тээли. Оно было открыто Рождественским, который должен был организовать работы раньше, в Шаргаин-Гоби. Отряд Рождественского, узнав о большом количестве «каменных костей» в Дзергенской котловине, «устремился туда и попросту бросил работу в Шаргаин-Гоби. Он спасся от ответственности только тем, что ему в действительности удалось найти крупное местонахождение. Но Шаргаин-Гоби осталась неисследованной и ждет ученых». Экспедиция вернулась в Москву в ноябре.

За три года полевых работ Монгольской экспедицией проделано 27 тысяч километров маршрутов, причем большей частью в плохо изученных районах Южной Гоби, где были открыты богатейшие местонахождения. Разведочные маршруты проходили вдоль южной границы Монголии, вдоль южных склонов Монгольского Алтая, по восточной части Южной Гоби и на западе в Долине Озер. Одним из основных достижений экспедиции Иван Антонович считал открытие в Монголии фауны позднемеловых динозавров и других неизвестных для Центральной Азии палеонтологических материалов по фауне и флоре.

Впечатления Ивана Антоновича Ефремова об экспедиции легли в основу книги «Дорога Ветров». В предисловии к первому изданию он писал: «Настоящую книгу следует рассматривать как заметки путешественника, знакомящие читателя с интересной областью Центральной Азии, а также с новейшими достижениями советской палеонтологической науки. Ни одного слова выдумки, ни соответствующего приукрашивания или художественного преувеличения в книге нет. Все написанное — подлинная правда».

На правах рекламы:

http://grandpartner .ru/ листовой металлопрокат в самаре.

тоннельные вентиляторы AGM-VENT в Москве

парфюм купить недорого интернет магазин с бесплатной доставкой