Введение

Вопрос происхождения термина «фантастический мир», его специфика как литературоведческой категории в общем и категории исторической поэтики — в частности, до сих пор остается открытым. Несмотря на многочисленные работы такого известного исследователя фантастики, как Е.М. Неёлов, впервые в своих статьях «Фантастический мир как категория исторической поэтики»1 и монографиях «Волшебно-сказочные корни научной фантастики»2 и «Сказка, фантастика, современность»3 обосновавшего наличие особой поэтической категории «фантастического мира», его отличие от мира «художественного», обозначившего происхождение этого мира из мира волшебной сказки и указавшего основные законы, действующие в этом мире, исследователи не спешат рассматривать отдельные литературные произведения в жанре фантастики или творчество писателей целиком с точки зрения анализа изображаемого мира. Хотя последнее время появились работы, связанные именно с исследованиями поэтики творчества писателей-фантастов в терминологических рамках художественного мира4.

Нам же кажется очень плодотворным путь рассмотрения творчества писателя через призму описания единого мира. В особенности, если речь идет о творчестве такого автора, как И.А. Ефремов, чье значение для советской и русской научной фантастики и становления мировоззрения целого поколения читателей трудно переоценить. Ведь именно с выхода в свет «Туманности Андромеды», которая «произвела революцию в НФ»5, начинается новая эра не только в отечественной6, но и в мировой научной фантастике. Недаром и французская «Мировая Антология научной фантастики» и советская «Библиотека современной фантастики» открываются именно этим романом. А Борис Стругацкий назвал И.А. Ефремова «человеком-ледоколом», который «взломал, казалось бы, несокрушимые льды «теории ближнего прицела» и показал, как можно и нужно писать современную научную фантастику... открыл новую эпоху советской НФ»7. Хотя, как показало время, абсолютно прав оказался Кирилл Андреев, который в 1959 г. сказал, что «книга эта новаторская и спорная, поэтому о ней, вероятно, не очень охотно будут говорить профессиональные литературные критики»8.

Судьба литературного наследия советского писателя-фантаста И.А. Ефремова — «флагмана советской научной фантастики»9, как его иногда называли, — была сложной и неоднозначной. Его творчество пользовалось огромной популярностью у читателей в 60—70 гг. XX в. (после выхода в свет в 1957 г. известнейшего, можно сказать — программного, романа «Туманность Андромеды», о котором мы до сих пор вспоминаем в первую очередь, когда слышим «Иван Ефремов»). Хотя сразу после появления романа в печати отзывы были весьма противоречивыми, и даже развернулась серьезная литературная полемика между «Промышленно-экономической»10 и «Литературной»11 газетами. В дальнейшем, после выхода в 1970 г. отдельным изданием романа «Час Быка» (журнальная публикация 1968 г.), вызвавшего возмущение Ю.В. Андропова12, наступил период замалчивания — даже запланированное издание собрание сочинений было отложено на несколько лет (и этот роман в него не вошел)13. Ведь, как сказал когда-то Владимир Набоков в романе «Дар», «есть еще посмертное надругание, без коего никакая святая жизнь несовершенна». Именно это произошло с И.А. Ефремовым. В «посмертной» биографии ученого и писателя наиболее глухим периодом «поражения в правах» были годы с конца 1972 по 197514 5 октября 1972 г. И.А. Ефремов скончался, а 4 ноября на его квартире начался 14-часовой обыск, вызвавший к жизни совершенно дикие слухи15, причем некоторые из них курсируют до сих пор16. В результате на несколько лет имя И.А. Ефремова было вычеркнуто из истории не только советской литературы, но и палеонтологии (вплоть до того, что в 1974 г. на XX сессии Всесоюзного палеонтологического общества, посвященной целиком тафономии, имени создателя это отрасли науки даже не упомянули17), и только в 1975 г. стараниями вдовы писателя и нескольких его близких друзей удалось восстановить справедливость, и запланированное еще при жизни автора собрание сочинений увидело свет, хотя и не в полном объеме. Потом, после 1988 г., когда запрет с публикации «Часа Быка» был снят, имя И.А. Ефремова было на некоторое время незаслуженно забыто и читателями, и критиками. Достаточно сказать, что в «Истории советской фантастики»18 2004 г. такой писатель не упоминается вообще, как будто и не было19. В 1991 г. Е.М. Неёлов указывал, что «творчество писателя еще только начинает по-настоящему осмысляться в контексте современной литературы»20. В 2002 году пенсионер П.Н. Демичев, ведавший в марте 1971 года в ЦК вопросами культуры, в телефонном разговоре с М.С. Листовым сказал: «Ефремов был великий человек. Если бы его не запрещали, а изучали, многих бед в последующем удалось бы избежать»21. И только сейчас, уже в XXI веке, жизнь и деятельность писателя вновь вызвали интерес у читателей и исследователей.

Биография И.А. Ефремова обращала на себя внимание исследователей явно в недостаточной мере и полноте. Основная проблема имеющихся исследований заключалась в попытках развести в разные стороны две составляющих личности Ивана Антоновича, две его ипостаси: ученого и писателя. Об этой двойственности говорили абсолютно все источники, рассматривавшие его биографию, обращая на это более или менее пристальное внимание. И.М. Зорич в своей статье, заметил, например, что научное наследие «позволяет причислить его к выдающимся ученым, а литературное наследие — к выдающимся писателям»22. На это же редкое сочетание качеств обращает внимание и Эверетт Олсон, известный американский палеонтолог, написавший об Иване Антоновиче книгу «Другая сторона медали»: «Scientist, philosopher, writer and Russian to the core»23 — «Ученый, философ, писатель и русский до мозга костей» (перевод мой. — Е.А.). Эта двойственность стала настолько общим местом, что, например, Н. Чумарова часть своей работы назвала «Ivan Efremov, writer and palaeontologist»24 — «Иван Ефремов, писатель и палеонтолог» (перевод мой. — Е.А.) — без всякого дополнительного уточнения: оно уже не требуется.

Для нашего исследования, очень показательны даты выхода трех монографий, посвященных жизни писателя: «Через горы времени» Е. Брандиса и В. Дмитревского25 — 1963 г., «Иван Антонович Ефремов» П.К. Чудинова26 — 1987 г. и «Иван Ефремов» О. Ерёминой и Н. Смирнова27 — 2013 г. При этом у каждой из этих работ, при вполне очевидных достоинствах, есть свои недостатки, каждая из них рассматривает личность писателя с какой-то одной стороны. Труд Е. Брандиса и В. Дмитревского в силу времени написания не учитывает последний период жизни и творчества автора, рассматривая произведения И.А. Ефремова до «Сердца Змеи» включительно. Автор второго жизнеописания — П.К. Чудинов, аспирант И.А. Ефремова, защитивший под его руководством кандидатскую диссертацию, впоследствии — коллега-палеонтолог, член комиссии по литературному и научному наследию писателя. Он в числе очень немногих «противостоял попыткам замолчать имя и дела Ефремова»28. Но поскольку писал он фундаментальную научную биографию И.А. Ефремова, то и основное внимание уделял научной стороне его личности. Кроме этой монографии П.К. Чудинов написал об И.А. Ефремова ряд статей, из которых наиболее подробной, разносторонней и выдержанной является статья «Три времени Ивана Ефремова»29, и стал редактором при издании его научной переписки30. О. Еремина и Н. Смирнов постарались, опираясь на материалы предшественников и архивные данные, составить для серии «Жизнь замечательных людей» всестороннюю биографию И.А. Ефремова, в которой собирались уделить внимание и фактам, и творчеству, и мировоззрению31. Однако эта книга вызвала определенные нарекания как со стороны рецензентов32, с которыми развернулась целая полемика33, так и со стороны родственников писателя34 из-за несколько вольного обращения с фактами и излишней склонности авторов усматривать влияние философии Рерихов на литературное творчество и философские взгляды И.А. Ефремова. Впрочем, это далеко не первый спор, связанный с обвинениями в подтасовке фактов в угоду идее. Достаточно вспомнить полемику Т.И. Ефремовой и Кира Булычева35. Также весьма интересные взгляды на биографию И.А. Ефремова мы можем обнаружить в работах А. Константинова36, В. Касьянова37, Б. Устименко38 и, особенно, Л. Геллера39, который в силу взгляда из-за рубежа мог задаться теми вопросами, которые не приходили в голову советским исследователям, и высказать те сравнения, которые было опасно высказывать в Советском Союзе.

В XXI веке И.А. Ефремов стал восприниматься как фигура исторического масштаба. В частности, историк В.В. Комиссаров целый параграф своей докторской диссертации посвятил жизни писателя в контексте развития научной фантастики40. И именно он дал, как нам кажется, наиболее точное определение двойственности судьбы И.А. Ефремова как ученого и писателя, отметив, что «перед нами предстают два Ефремова, как с точки зрения социальных характеристик, так и мировосприятия. Один — это крупный ученый периода 1930—1940-х гг., заведующий лабораторией в академическом институте, организатор крупных палеонтологических экспедиций, профессор и доктор наук, орденоносец и лауреат Сталинской премии. Другой — оттепельный писатель-фантаст, посмевший писать так, как прежде в СССР не писали, романтик, привнесший в отечественную фантастико-приключенческую литературу 1950—1960-х гг. определенную долю лиризма и, даже, эротизма, и пользовавшийся огромной популярностью читающей публики. Как примирить эти две фигуры?»41. При этом нам надо помнить, что И.А. Ефремов был не просто ученым — он был истинным энциклопедистом, в круг интересов которого входили палеонтология, ботаника, зоология, историческая геология, география, история, астрономия, кибернетика, космонавтика, медицина, социология, психология, живопись, музыка, искусство кино42. Отвечая на вопрос, заданный В.В. Комиссаровым, в своем исследовании мы уделим большое внимание литературному стилю писателя и методам работы над произведениями, которые формировались именно в написании научных работ и, на наш взгляд, являются связующим звеном между гранями личности Ефремова-ученого и Ефремова-писателя. И неоценимым помощником в этом исследовании нам стала «Переписка Ивана Антоновича Ефремова»43, увидевшая свет в 2016 г., куда вошли более 1200 писем писателя и ответов на его письма. В издании, подготовленном О. Ерёминой, собран огромный материал, отражающий самые разные стороны личности И.А. Ефремова, поскольку приведена переписка не только с коллегами-учеными, но и с писателями-фантастами (в том числе и зарубежными), с редакторами и читателями.

Что же касается исследований творчества писателя, то тут ситуация еще сложнее, чем с биографией. Монография Е. Брандиса и В. Дмитревского, поскольку была издана в 1963 г., затрагивает, собственно, только ранние произведения И.А. Ефремова — «Рассказы о необыкновенном», дилогию «Великая Дуга» и роман «Туманность Андромеды», принесший ему всемирную славу. Но ни «Лезвие бритвы» — центральный, самый объемный философский роман, ни «Час Быка» — фактическое продолжение «Туманности», ни «Таис Афинская» — последний роман автора — в этот период не вошли, да и в дальнейшем исследователи как-то обходили их молчанием, ограничивая себя «Туманностью Андромеды». Большое внимание творчеству И.А. Ефремова уделено в исследовании А.Ф. Бритикова «Русский советский научно-фантастический роман»44. Однако особое внимание он обращает на дилогию «Великая Дуга» и роман «Туманность Андромеды», в то время как наиболее сложные и полемичные романы «Лезвие бритвы», «Час Быка» и «Таис Афинская» остаются за пределами его исследования. Он же в отдельной статье45 подробно рассматривает концепцию красоты — одну из важнейших идей всего творчества писателя. И, наконец, мы уже упоминали монографию Е.М. Неёлова, где целая глава посвящена подробному и обстоятельному анализу «Туманности Андромеды»46.

За все прошедшее время были защищены три кандидатские диссертации: Званцевой Елены Петровны «Научно-фантастическая художественная проза И. Ефремова»47 1967 г. — первая диссертация в Советском Союзе по научной фантастике, Дюгаевой Людмилы Ивановны «Проблема связи времен в художественном творчестве И.А. Ефремова»48 1983 г. и Мызниковой Екатерины Андреевны «Научно-художественный синтез в рассказах И.А. Ефремова 1940-х годов»49 2012 г., но в силу разных причин эти работы не уделяют достаточного внимания поэтике фантастического в творчестве писателя. Работа Е.П. Званцевой была выполнена до выхода в свет двух последних романов И.А. Ефремова («Час Быка» и «Таис Афинская»), без которых, на наш взгляд, невозможно составить полное представление о литературном наследии автора. Работа Л.И. Дюгаевой рассматривает все творчество писателя в русле «связи времен» и философии времени, при этом обосновывается идея времени как одного из героев произведений И.А. Ефремова и подчеркивается необходимость учета всего литературного наследия автора. Е.А. Мызникова затрагивает отдельные вопросы поэтики и стиля писателя, сознательно ограничив временной период и материал исследования.

В 1988 г. в г. Николаеве прошли Всесоюзные Ефремовские чтения, с публикацией тезисов докладов50. Этот конгресс стал отправной точкой для возрождения исследовательского интереса к творчеству писателя. Через 10 лет, в 1998 г., подобное мероприятие прошло в Пущино-на-Оке51. В последние годы, когда на базе Вырицкой поселковой библиотеки, носящей имя И.А. Ефремова (писатель родился в пос. Вырица Ленинградской области), стали ежегодно проходить Ефремовские чтения, возобновился интерес ко всему его творчеству. По материалам конференций регулярно издаются сборники52.

Последнее время появилось большое количество работ, исследующих какие-то отдельные особенности творчества писателя, но это не привело к попытке воспроизвести целостную картину им созданного мира. Из-за недостаточного внимания критиков к позднему творчеству писателя мы помним об Иване Антоновиче Ефремове в основном как об авторе романа-утопии о коммунистическом будущем, забывая о философском и историческом моментах в его творчестве. Поэтому мы в большей степени обращались к исследованию романов «Лезвие бритвы» и «Таис Афинская» — центрального и последнего произведений писателя. Все это обуславливает научную новизну исследования, которое позволит заполнить некоторые лакуны, имеющиеся на текущий момент в отечественном фантастоведении, представив исторические, культурные и внутритекстовые взаимосвязи в творчестве И.А. Ефремова.

Актуальность исследования определяется насущной необходимостью взглянуть на литературное творчество классика и основоположника советской научной фантастики во всем его объеме, чтобы оценить именно его филологическую (а не идейную или философскую) значимость, поскольку именно в настоящий момент мы можем использовать для анализа всю совокупность текстов И.А. Ефремова без оглядки на идеологическую цензуру.

Целью работы стало стремление рассмотреть специфику творческого метода И.А. Ефремова в аспекте конструирования им фантастического мира, выделись основные поэтические особенности возникновения, развития и функционирования этого мира и проявления этих особенностей в текстах разных периодов творчества автора.

Обусловленные выбранной целью, в диссертации решаются следующие задачи:

1. разобраться в характеристиках понятия «фантастический мир» в рамках его происхождения, развития и особенностей поэтики;

2. выделить основные методы работы И.А. Ефремова над произведениями с привлечением текстологического анализа различных доступных редакций;

3. проанализировать географию и историю созданного писателем мира и классифицировать типы героев, его населяющих;

4. выявить взаимовлияние художественного, публицистического и эпистолярного творчества писателя;

5. проследить влияние исторических, философских и литературных воззрений античных авторов на сюжетную и образную структуру романов И.А. Ефремова;

6. выявить влияние поэтики мифа на систему образов в произведениях И.А. Ефремова;

7. выявить особенности поэтики волшебных сказок, нашедшие свое отражение в творчестве И.А. Ефремова.

Методологическую базу диссертационного исследования составили принципы, разработанные в трудах по проблемам общей поэтики и теории литературы (В.Ф. Асмус, М.М. Бахтин, С.Г. Бочаров, Д.С. Лихачев, М.Ю. Лотман, Ф.П. Федоров); работах по теории фольклора, проблемам поэтики мифа и сказки (Л.Ю. Брауде, Р. Грейвс, А.Ф. Лосев, Д.Н. Медриш, Е.М. Мелетинский, Е.М. Неёлов, Э.В. Померанцева, В.Я. Пропп, И.А. Разумова, Дж. Фрэзер); трудах по поэтике фантастического (Е.П. Брандис, А.Ф. Бритиков, Л. Геллер, Е.М. Неёлов, Е.В. Харитонов); исследованиях жизни и творчества И.А. Ефремова (П.К. Чудинов, Е. Брандис и В. Дмитревский, А.Ф. Бритиков, О. Ерёмина и Н. Смирнов).

В диссертации использовался комплексный подход к изучению литературных произведений, сочетающий биографический, историко-литературный, сравнительноисторический, мифопоэтический, интертекстуальный, структурно-семантический и текстологический методы анализа.

Объектом исследования стало прозаическое художественное творчество И.А. Ефремова с привлечением его публицистических и научно-популярных статей.

Предмет исследования — фантастический мир, созданный И.А. Ефремовым в своих произведениях, его происхождение, особенности развития и закономерности.

Материалом работы служат романы И.А. Ефремова «Туманность Андромеды», «Лезвие бритвы» (2 редакции), «Час Быка», «Таис Афинская» (2 редакции), повести «Путешествие Баурджеда», «На краю Ойкумены», «Сердце Змеи», «Звездные корабли». Так же к исследованию привлекались материалы произведений, изданных посмертно: рассказ «Каллиройя» и повесть «Тамралипта и Тиллоттама». Исследовались данные, полученные из научно-популярных и публицистических статей писателя, а также его переписка с коллегами, друзьями и читателями, интервью и воспоминания об И.А. Ефремове.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что его результаты существенно расширяют представления о поэтике фантастического в отечественной литературе XX века, выявляют связь идейно-образной системы автора с традициями русской и мировой литературы, прослеживают фольклорно-мифологическую составляющую жанровых особенностей фантастики, а также заполняют некоторые лакуны в изучении творчества И.А. Ефремова. Обобщенные результаты работы развивают теоретические представления о «фантастическом мире» как категории исторической поэтики.

Практическая значимость настоящего исследования обусловлена стремлением рассмотреть фантастический мир И.А. Ефремова как цельное художественное явление. Материалы данного исследования могут быть использованы при изучении курса «Русская литература XX века» для высших учебных заведений, специализированных курсов, посвященных русской фантастической прозе и творчеству И.А. Ефремова, при выполнении курсовых и выпускных квалификационных работ. В адаптированном виде материалы исследования могут быть полезны в школьном курсе по изучению истории русской литературы. Основные положения, выносимые на защиту:

1. Структура большинства фантастических миров определяется контаминацией мифа и волшебной сказки, от которой заимствуется не только известная сказочная схема пути «туда и обратно», но и некоторые поэтические особенности, главная из которых — закрытость фантастического мира, из чего следуют остальные: разделение на «свое» и «чужое», отсутствие проблемы выбора судьбы, противопоставление взгляда «извне» и взгляда «изнутри», требование держать данное слово, сопряженное с феноменом запрета и его нарушением.

2. Основной особенностью творческого метода И.А. Ефремова является наглядность, то есть создание предельно четких описаний, позволяющих представить изображаемое до мельчайших деталей, что приводит к появлению своеобразного литературного стиля, весьма неоднозначно воспринимаемого критиками.

3. И.А. Ефремов создал в своем творчестве единый фантастический мир со своей географией, историей и хронологией, которые можно проследить, только если учитывать всю совокупность им написанного, включая публицистику и эпистолярное наследие.

4. Единство мира подчеркивается единством типологии персонажей и их литературно-музыкальными пристрастиями.

5. Во всех произведениях прослеживается единая философская концепция, близкая по духу к античному мировоззрению, в особенности к философии орфиков и пифагорейцев.

6. На формирование женских образов в творчестве И.А. Ефремова оказала влияние мифологическая концепция образа Великой Матери, а в сюжетном отношении — инициатический паттерн «Схождение Богини в Подземный мир».

7. В творчестве И.А. Ефремова находят отражение жанровые особенности поэтики волшебных сказок, отмеченные ранее как характерная особенность фантастического жанра в целом.

Апробация результатов исследования. Основные положения исследования изложены в виде докладов на конференциях: 4-я международная научная конференция ««Свое» и «чужое» в культуре народов европейского Севера» (Петрозаводск, 21—22 марта 2003), научная конференция, посвященная 10-летию РГНФ «Проблемы развития гуманитарной науки на Северо-западе России: опыт, традиции, инновации» (Петрозаводск, 29 июня — 2 июля 2004), Междисциплинарный семинар — 7 «Звукомир художественного текста» (Петрозаводск, 1—3 апреля 2004), I Международная конференции «Россия и Греция: диалоги культур» (Петрозаводск, 4—8 сентября 2006), II Международная конференция «Россия и Греция: диалоги культур» (Петрозаводск, 23—25 мая 2011), V Международная научно-практическая конференция «Севастопольские кирилло-мефодиевские чтения» (Севастополь, 15—17 сентября 2011), IX Поволжский научно-методический семинар по проблемам преподавания и изучения дисциплин античного цикла (Нижний Новгород, 23—25 апреля 2015), III Международная конференция «Россия и Греция: диалоги культур» (Петрозаводск, 12—15 октября 2016), II международный научный конгресс «Иностранная филология. Социальная и национальная вариативность языка и литературы» (Симферополь, 3—28 апреля 2017), Межвузовская научно-практическая конференция ««В терновом венце революций...»: символы и образы античности и христианства в культуре российского общества конца XIX — начала XX в.» (Тольятти, 17 мая 2017), IX Международная конференция «Евангельский текст в русской словесности: цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр» (Петрозаводск, 5—8 июня 2017). Так же результаты работы обсуждались на заседаниях кафедры классической филологии ПетрГУ под руководством д. филол. н., профессора Т.Г. Мальчуковой и кафедры классической филологии, русской литературы и журналистики под руководством д. филол. н., профессора В.Н. Захарова.

Структура работы определяется целями и задачами. Работа состоит из введения, четырех глав, разделенных на параграфы, заключения, четырех приложений и списка литературы.

Во Введении рассматривается актуальность и научная новизна исследования, определяются цели и задачи, дается краткий обзор современного ефремоведения, характеризуются апробация и структура исследования.

Первая глава посвящена фантастическому миру как категории поэтики. Рассматривается природа и законы фантастического мира, определяется космогоническая функция фантастики, общая для читателей и авторов в ее телеологической целесообразности. Выделяются жанровые особенности фантастики, возникшие под влиянием поэтики мифа и волшебной сказки.

Во второй главе рассматриваются стилистические особенности творчества И.А. Ефремова. Особое внимание уделяется точности и детальности описаний, которые позволяют воссоздать предельно реалистичный визуальный образ изображенного. Проводится сравнение редакторских изменений в разных изданиях романов «Лезвие бритвы» и «Таис Афинская».

Третья глава посвящена изучению единства мира, изображенного в разных произведениях писателя. Рассматривается классическое триединство (места-времени-действия) в применении к творчеству И.А. Ефремова. Изучается абсолютная и относительная хронология романов. Определяются общие типы героев, характерные для всех произведений автора, систематизируются закономерности их группировки. Разбирается мифологическое и философское единство произведений. Рассматриваются музыкальные и поэтические интертекстуальные связи творчества И.А. Ефремова с творчеством античных и современных поэтов.

Четвертая глава посвящена особенностям поэтики волшебных сказок, нашедшим свое отражение в творчестве И.А. Ефремова.

В Заключении подводятся итоги, формулируются основные выводы и намечаются перспективы дальнейшего исследования.

Примечания

1. Неёлов Е.М. Фантастический мир как категория исторической поэтики // Проблемы исторической поэтики. Вып. 1: Исследования и материалы. Петрозаводск, 1990. С. 31—40; Неёлов Е.М. Фантастический мир как категория исторической поэтики (статья вторая: проблема границ) // Проблемы исторической поэтики. Выпуск 2. Художественные и научные категории. Петрозаводск, 1992. С. 58—66.

2. Неёлов Е.М. Волшебно-сказочные корни научной фантастики. Л., 1986. 200 с.

3. Неёлов Е.М. Сказка, фантастика, современность. Петрозаводск, 1987. 126 с.

4. Например, работы Лузиной С.А. Художественный мир Дж.Р.Р. Толкиена: Поэтика, образность: автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.01.05. М., 1995. 20 с.; Маркиной Н.В. Художественный мир Рэя Брэдбери: традиции и новаторство: автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.01.03. Самара, 2006. 22 с.; Нероновой И.В. Художественный мир и его конструирование в творчестве А.Н. и Б.Н. Стругацких 1980-х годов: диссертация ... кандидата филологических наук: 10.01.01. Ярославль, 2015. 209 с.

5. Геллер Л. Вселенная за пределом догмы: Размышления о советской фантастике. London: Overseas Publications Interchange Ltd, 1985. С. 90.

6. Борисов В.И., Гаков Вл. Ефремов Иван Антонович // Энциклопедия фантастики. Кто есть кто. Минск, 1995. С. 231; Бритиков А.Ф. Русский советский научно-фантастический роман. Л.: Наука, 1970. С. 220; Шикарев С. Спасение утопающих (Ольга Еремина, Николай Смирнов. Иван Ефремов) // Новый мир. 2014. № 7. С. 193; Chumarova N. Ivan Efremov's Andromeda Nebula: the turning point of Soviet science-fiction literature // Bohemica litteraria. 2015. Vol. 18. Iss. 2. P. 29—43.

7. OFF-LINE интервью с Борисом Стругацким. Декабрь 2006: URL: http://www.rusf.ru/abs/int0099.htm

8. Андреев К. Мир завтрашнего дня // Новый мир. 1959. № 6. С. 247.

9. Казанцев А. От ящеров до дальних звезд: Размышления над книгой // Ефремов И.А. Туманность Андромеды. М.: Детская литература, 1988. С. 5—6.

10. Антонов А. Писатель И. Ефремов в «академии стохастики»: Реплика читателя // Промышленно-экономическая газета. 1959. № 72 (21 июня). С. 4; Воеводин П., Зворыкин А., Майстров Б., Ржонсницкий Б. «Туманность Андромеды» или Бедуин перед верблюдом: Еще раз о научно-фантастическом романе: Ответ редакции // Промышленно-экономическая газета. 1959. № 84 (19 июля). С. 4.

11. Литератор. Где же верблюд? [Рец. на книгу И. Ефремова «Туманность Андромеды» (М., 1959)] // Литературная газета. 1959. 2 июля (№ 82). С. 3.; Амбарцумян В. Критический туман вокруг «Туманности Андромеды»: Письмо в редакцию // Литературная газета. 1959. № 107 (29 августа). С. 2.

12. Документы свидетельствуют. (Из фондов Центра хранения современной документации (ЦХСД). Смотрели за каждым. О романах Ивана Ефремова «Туманность Андромеды» и «Час быка». Публикация Е. Ореховой и А. Петрова // Вопросы литературы. 1994. № 3. С. 240.

13. Бойко Н.В. Новые материалы к биографии И.А. Ефремова // Иван Ефремов — ученый, мыслитель, писатель. Взгляд в третье тысячелетие: предвидения и прогнозы. — Материалы I Международного симпозиума «Иван Ефремов — учёный, мыслитель, писатель. Взгляд в 3-е тысячелетие. Предвиденья и прогнозы». Пущино-на-Оке, Биоцентр РАН, 10—12 октября 1997 г. 1998. С. 14.

14. Чудинов П.К. К портрету современника // Иван Антонович Ефремов. Переписка с учеными. Неизданные работы. М.: Наука, 1994. С. 26.

15. Захарченко В.Д. Роман из вранья, или восемь чудес из вымышленной жизни Ивана Ефремова. // Чудеса и приключения. 1992. № 1—2. С. 66—68; Измайлов А. Туманность: (О событиях, связанных со смертью писателя И.А. Ефремова) // Нева. 1990. № 5. С. 179—188; Кем же был Иван Ефремов? // Аргументы и факты. 1992. № 18 (13 мая). С. 1; Королев В. Как фантаста записали в английские шпионы: (О сфабрикованном деле по обвинению И.А. Ефремова) // Столица. Иллюстр. еженедельник. 1991. № 16 (22). С. 44—46.

16. Кузина С. В КГБ фантаста Ивана Ефремова считали инопланетянином // Комсомольская правда. 2015. 20 октября. URL: https://www.kp.ru/dailv/25957.4/2897478; Петров Н. Эдельман О. «Шпионаж» и «насильственная смерть» И.А. Ефремова // Все дела: гражданские и уголовные. Юридический форум. Дело по факту смерти писателя-фантаста Ивана Ефремова (1972). URL: http://www.vsedela.ru/index.php?topic=2735.0; Полуян Павел. Великое тайное кольцо Ивана Ефремова // Топос. Литературно-философский журнал. URL: http://www.topos.ru/article/literaturnava-kritika/velikoe-tavnoe-kolco-ivana-efremova.

17. Медведев Ю.М. Свет над озером мрака (к 20-летию романа «Час Быка») // В мире фантастики: Сб. статей и очерков о фантастике. М., 1989. С. 111.

18. Кац Р.С. История советской фантастики. 3-е изд. СПб., 2004. 204 с.

19. Впрочем, учитывая слишком вольное обращение Р.С. Каца с фактами (достаточно указать на С. 138, где он в самом начале соответствующей главы неправильно указал дату посадки «Аполлона-11» на Луну: 19 августа 1968 вместо 20 июля 1969 года, как было на самом деле), возможно, и к лучшему, что об Иване Ефремове он не написал ничего.

20. Неёлов Е.М. Заветы мудреца Эрфа Рома // Ефремов И.А. Час быка. Петрозаводск: Карелия, 1991. С. 421.

21. Константинов А. Светозарный мост (о жизни, творчестве и идейном наследии И.А. Ефремова) // Провозвестник Великого Кольца: К 100-летию И.А. Ефремова (1908—2008). Ленинград-Петербург: Клуб «Ноосфера», 2008. С. 33.

22. Зорич И.М. Феномен Ефремова // Наука в СССР. 1990. № 3. С. 92.

23. Olson E.C. The Other Side of the Medal: a paleobiologist reflects on the art and serendipity of science. Blacksburg, Virginia, 1990. p. 97.

24. Chumarova N. Ivan Efremov's Andromeda Nebula: the turning point of Soviet science-fiction literature. P. 32.

25. Брандис Е.П., Дмитриевский В.И. Через горы времени. Очерк творчества И. Ефремова. М.. Л., 1963. 200 с.

26. Чудинов П.К. Иван Антонович Ефремов (1907—1972). М., 1987. 222[2]с.

27. Ерёмина О.А., Смирнов Н.Н. Иван Ефремов. М., 2013. 682[6] с.: ил.

28. Чудинов Петр Константинович. URL: http://www.i-efremov.ru/Tchudinov/chudinov.htm

29. Чудинов П.К. Три времени Ивана Ефремова // Ефремов И.А. Тень минувшего. Рассказы и повести. М.: Наука, 1991. С. 3—45.

30. Иван Антонович Ефремов. Переписка с учеными. Неизданные работы; Рос. Акад. наук, Архив; Сост., авт. коммент. Н.В. Бойко; Отв. ред., авт. вступ. ст. П.К. Чудинов. М.: Наука, 1994. 286 с.

31. Ерёмина О.А., Смирнов Н.Н. Иван Ефремов. С. 6—7.

32. Арбитман Р. Старый дуб на новых рельсах // Профиль. 2014. № 844 (2). URL: http://www.profile.ru/kultura/knigi/item/78550-starvi-dub-na-nowkh-relsakh: Шикарев С. Спасение утопающих (Ольга Еремина, Николай Смирнов. Иван Ефремов) // Новый мир. 2014. № 7. С. 191—198.

33. Смирнов Н., Ерёмина О. Письмо в редакцию от авторов книги об Иване Ефремове. URL: http://novymirjournal. ru/index.php/news/45-ivan-efremov-pismo: Шикарев С. Ответ Сергея Шикарева авторам книги об Иване Ефремове. URL: http://novvmiriournal.ru/index.php/news/49-otvet-shikareva.

34. Ефремов А.И., Ефремова Т.И., Ефремова Д.А. Открытое письмо читателям книги «Иван Ефремов». URL: http://novymirjournal.ru/index.php/news/98-efremov-nasledniki

35. Почта Совета Фантастов: Еще раз о нуль-критике // В мире фантастики: Сб. лит.-крит. статей и очерков. М.: Молодая гвардия, 1989. С. 231—233; Булычёв Кир. Всё ещё впереди! // Уральский следопыт. 1988. № 4. С. 39—44.

36. Константинов А. Светозарный мост (о жизни, творчестве и идейном наследии И.А. Ефремова) // Провозвестник Великого Кольца: К 100-летию И.А. Ефремова (1908—2008). Ленинград-Петербург: Клуб «Ноосфера», 2008. С. 5—47.

37. Касьянов В. И. Ефремов. Учёный, писатель, пророк. URL: http://samlib.ru/w/wladimir_kasxjanow/i_efremov.shtml

38. Устименко Б.И. Свет маяка в житейском море (Воспоминания об И.А. Ефремове). URL: http://samlib.ru/u/ustimenko_b_i/svetmajaka.shtml

39. Геллер Л. Вселенная за пределом догмы: Размышления о советской фантастике. Лондон, 1985. 345 с.

40. Комиссаров В.В. Советская интеллигенция в сфере научной фантастики: общественно-политический дискурс и практическая деятельность. 1950-е — начало 1980-х гг.: диссертация ... доктора исторических наук: 07.00.02. Иваново, 2015. 415 с.

41. Комиссаров В.В. Советская интеллигенция в сфере научной фантастики... С. 117.

42. Дмитревский В. «Эра Великого Кольца» — ее создатель и герои // Вокруг света. 1968. № 1. С. 55.

43. Переписка Ивана Антоновича Ефремова. Автор-составитель О.А. Ерёмина. М.: Вече, 2016. 1536 с.: ил.

44. Бритиков А.Ф. Русский советский научно-фантастический роман. Л.: Наука, 1970. 448 с.

45. Бритиков А.Ф. Целесообразность красоты в эстетике Ивана Ефремова // Творческие взгляды советских писателей. Л.: Наука, 1981. С. 156—180.

46. Неёлов Е.М. Волшебно-сказочные корни научной фантастики. С. 166—178.

47. Званцева Е.П. Научно-фантастическая художественная проза И. Ефремова: Автореф. дис. ... канд. филол. наук / Ин-т рус. лит. Л., 1968. 20 с.

48. Дюгаева Л.И. Проблема связи времен в художественном творчестве И.А. Ефремова: диссертация ... кандидата филологических наук: 10.01.02 Москва, 1983. 179 с.

49. Мызникова Е.А. Научно-художественный синтез в рассказах И.А. Ефремова 1940-х годов: автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.01.01. Барнаул, 2012. 18 с.

50. Сборник «Тезисы докладов и сообщений Всесоюзной научной конференции-семинара, посвященной творчеству И.А. Ефремова и проблемам научной фантастики» (Николаев, 1988) вышел весьма ограниченным тиражом, но исследования доступны в материалах сайта «История фэндома». URL: http://www.fandom.ru/convent/58/.

51. Иван Ефремов — ученый, мыслитель, писатель. Взгляд в третье тысячелетие: предвидения и прогнозы. Материалы I Международного симпозиума «Иван Ефремов — учёный, мыслитель, писатель. Взгляд в 3-е тысячелетие. Предвиденья и прогнозы». Пущино-на-Оке, Биоцентр РАН, 10—12 октября 1997 г. 1998. 224 с.

52. Ефремовские чтения: восьмые (2005), девятые (2006), десятые (2007). СПб.: ЛЕМА, 2007. 200с.; Одиннадцатые Ефремовские чтения: Концепция современного мировоззрения: Материалы 11-й международной конференции «Ефремовские чтения» (19 апреля 2008 г.). СПб.: ЛЕМА, 2008. 212 с.; Ефремовские чтения: «Таис Афинская» и эпоха Александра Македонского. Сборник статей и выступлений 12-х Ефремовских чтений (25 апреля 2009 года). СПб.: Лема, 2009. 80 с.; Тринадцатые и четырнадцатые Ефремовские чтения: 2010—2011: Сборник статей и выступлений. СПб.: Лема, 2011. 154 с.; Пятнадцатые Ефремовские чтения: Сборник материалов межрегиональных научно-исследовательских конференций. СПб.: ЛЕМА, 2012. 133 с.